Вторая мировая война и Великая Отечественная война

III рейх
Танковые войска

Третий рейх (III reich)

Вверх
2-я тд в 1938-41
2-я тд в 1941-42
2-я тд в 1943
2-я тд в 1944-45

 

Боевые действия 2-й танковой дивизии
на Восточном фронте в 1943 году

С середины декабря 1942 года до 3 марта 1943 года 2-я танковая дивизия занимала оборону в 15-20 км северо-восточнее Сычёвки, неоднократно отбивая атаки войск 20-й армии. Температура воздуха в январе опустилась до –40 градусов. 1 февраля во II танковый батальон была добавлена 4-я танковая рота.

1 марта началась операция "Бюффель"  (Büffel – «Буйвол»),  также "Бюффельбевегунг"
(Büffelbewegung – «Движение буйвола») и "Бюффельштеллюнг" (Büffelstellung – «Позиция буйвола») – операция по эвакуации 9-й армии и части 4-й армии из района ржевского выступа 1-30 марта.

Подготовка 2-й танковой дивизии к операции «Цитадель»
весной и в начале лета 1943 г.

После начала отхода соединений 9-й армии из ржевского выступа, 2-я танковая дивизия 3 марта оставила свои оборонительные позиции северо-восточнее Сычёвки и отходила через Сычёвку на юг. Части дивизии отходили до Вязьмы по бездорожью, по открытой местности, под артиллерийским огнем противника. С 6 марта части дивизии по железной дороге отправлялись через Вязьму и Смоленск на станцию Рудня (между Витебском и Смоленском). С 7 по 9 марта 2-я танковая дивизия расположилась вдоль железной и шоссейной дорог между Смоленском и Рудней.  После долгого времени нахождения на фронте у личного состава дивизии,  наконец,  появилась нормальная еда из полевой кухни:  гороховый суп с куском мяса или сарделькой и рисовая каша с шоколадом.

II танковый батальон 2-й танковой дивизии был отправлен по железной дороге через Брянск в Жиздру,  чтобы стать подвижным резервом корпусной группы генерала фон Шееле, которой командовал генерал-лейтенант Ганс фон Шееле (von Scheele).  12-14 марта батальон находился в районе Жиздры,  а 15 марта контратаковал передовые части советских 16-й армии и 38-го танкового корпуса.  Несколько дней он сдерживал советские атаки, находясь между 9-й и 5-й немецкими танковыми дивизиями.

19 марта II танковый батальон дивизии был выведен с линии фронта севернее Жиздры и переброшен по железной дороге в район Спас-Деменска  в резерв  LVI (56) танкового корпуса. С 21 по 30 марта батальон находился на развязке железной и шоссейной дорог юго-восточнее Спас-Деменска.  С 31 марта по 2 апреля батальон дислоцировался в Спас-Деменске.  3 апреля батальон убыл в расположение дивизии западнее Смоленска.

16 марта 2-й мотоциклетный стрелковый батальон был переформирован во 2-й самоход-ный разведывательный батальон  (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 2).  Командир 2-й танковой дивизии Фольрат Люббе был произведён в генерал-лейтенанты 1 апреля.

К 20 марта войска 3-й танковой армии, 9-й и 4-й армий отошли на линию Спас-Деменск – Дорогобуш – восточнее Велижа.  С конца марта до 16 апреля 2-я танковая дивизия находилась на восстановлении западнее Смоленска и вела подготовку к летнему наступлению на Курской дуге (операция «Цитадель»).  Дивизия получила пополнение,  новую технику  и вооружение. В её состав был включён 273-й армейский зенитно-артиллерийский дивизион  (две батареи по 4 буксируемых 88-мм орудия).

17 апреля 2-я танковая дивизия была выведена в резерв группы армий «Центр». С конца апреля по 10 мая 2-я танковая дивизия перебрасывалась по железной дороге в район южнее Орла. В мае дивизия вошла в резерв 9-й армии группы армий «Центр».

В районе ожидания начала операции «Цитадель» южнее Орла 2-я танковая дивизия получила новые танки Pz.Kpfw IV,  мотопехота – новые полугусеничные бронетранспортёры, артиллерийский полк – самоходные гаубицы «Веспе» (Wespe) и «Хуммель (Hummel)».  Для подвоза боеприпасов артиллеристы  имели самоходки без гаубиц:  «Муни-Веспе»  (Muni-Wespe) и «Муни-Хуммель» (Muni-Hummel).  Командиры батарей и передовые наблюдатели от батарей получили командирские танки Pz.Bef III.  Внутри танка вместо танковой пушки и боеукладки были радиостанции и телескопический оптический прибор с большим увеличением. В 1944 году командирские танки получили пушку. С начала лета 1943 года артиллерийские полки танковых дивизий стали полностью мобильны  и  могли сопровождать атаки танков и мотопехоты на бронетранспортёрах, ведя огонь с коротких остановок прямой наводкой.

Весной и летом 1943 года в густых лесах восточнее реки Десна и в тылу 9-й армии и 2-й танковой армии действовали партизанские отряды общей численностью более 100 тысяч чел., которыми командовала  Ставка Верховного Главнокомандования  через Партизанский штаб. Партизаны получали всё необходимое по воздуху: оружие, продовольствие и медикаменты. Их атаки на немецкие гарнизоны и саботаж на железных дорогах делали переброску войск весьма затруднительной. Партизаны представляли большую угрозу для подготовки и проведения на Курской дуге операции «Цитадель».  В мае немецкие специальные войска и некоторые части вермахта провели несколько больших карательных операций против партизан.

В мае-июне части XXXXVII-го танкового корпуса 4-й, 7-й, 292-й пехотных, 18-й танковой, 10-й панцергренадерской дивизий,  102-й венгерской легкой дивизии  и  бригада Каминского (РОНА) провёли в Орловской и Брянской областях большую карательную операцию под кодовым названием «Цыганский барон»  (Zigeunerbaron).  В ходе этой операции было уничтожено 207 партизанских лагерей, убито 1584 партизана, 1568 человек было взято в плен, 15 812 мирных жителей были изгнаны из собственных домов.

В середине июня 2-я танковая дивизия передвинулась западнее и расположилась вдоль дороги Орел – Кромны.

Сосредоточение немецкой северной ударной группировки на Курской дуге
23 июня 1943 г.

Сосредоточение северной ударной группировки на Курской дуге

Операция «Цитадель» (Unternehmen Zitadelle)

Для участия в летнем немецком наступлении на Курской дуге (операция «Цитадель») 2-я танковая дивизия 4 июля была подчинена XXXXVII-му танковому корпусу генерала танковых войск Иоахима Лемельзена (Joachim Lemelsen) 9-й армии генерал-полковника Вальтера Моделя (Walter Model)  группы армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Ганса фон Клюге  (Hans Günther Adolf Ferdinand von Kluge).  В состав XXXXVII (47-го) танкового корпуса также входили 9-я и 20-я танковые дивизии и 6-я пехотная дивизия.

Танки II батальона 3-го танкового полка
в районе развёртывания южнее Орла

Танки 3-го танкового полка южнее Орла

В 9-й армии к началу операции «Цитадель» было 22 дивизии,  в том числе 6 танковых и одна панцергренадерская дивизии,  общей численностью 335 тысяч человек, из которых 223 тысяч солдат и офицеров находились в боевых частях.  На вооружении 9-й армии было 1,5 тыс. танков и штурмовых орудий и около 3 тыс. артиллерийских орудий и миномётов.

Состав 9-й армии в начале операции «Цитадель»:
XX (20-й) армейский корпус – 45-я, 72-я, 137-я и 251-я пехотные дивизии;
XXXXVI (46-й) танковый корпус – 7-я, 31-я, 102-я и 258-я пехотные дивизии;
XXXXVII (47-й) танковый корпус – 2-я, 9-я и 20-я танковые дивизии, 6-я пехотная дивизия;
XXXXI (41-й) танковый корпус – 18-я танковая дивизия, 86-я и 292-я пехотные дивизии;
XXIII (23-й) армейский корпус – 216-я и 383-я пехотные дивизии, 78-я штурмовая дивизия;
резерв 9-й армии (Armeereserve) – 4-я, 12-я танковые и 10-я панцергренадёрская дивизия.

Резерв группы армий «Центр» (Heeresgruppenreserve) – 5-я и 8-я танковые дивизии.

К началу операции «Цитадель» 3-й танковый полк 2-й танковой дивизии имел только II танковый батальон,  в составе которого была штабная и четыре танковые роты по 22 средних танка Pz.Kpfw IV и Pz.Kpfw III  в каждой роте.  I батальон 3-го танкового полка в операции «Цитадель» не участвовал.  Дивизия получила также 7 огнемётных танков на базе Pz.Kpfw III, но в боях на Курской дуге они не участвовали.  Всего перед началом операции «Цитадель» на вооружении 3-го танкового полка было 118 танков (Pz IV – 60, Pz III с 7,5 см пушкой – 20, Pz III с 5 см пушкой – 20, Pz II – 12, PzBfw – 6).

I дивизион 74-го самоходного артиллерийского полка имел две батареи (1-ю и 2-ю) по шесть 105-мм самоходных легких гаубиц «Веспе» и батарею (3-ю) из шести 150-мм самоходных тяжёлых гаубиц «Хуммель».

Самоходная лёгкая гаубица «Веспе» I дивизиона 74-го артиллерийского полка
2-й танковой дивизии выдвигается на огневую позицию

«Веспе» I дивизиона 74-го артиллерийского полка

В ночь на 5 июля  в 2:20 советское командование начало массированный артобстрел предполагаемых районов развёртывания немецких войск, который длился полчаса.  Сапер 6-й пехотной дивизии был захвачен советской разведгруппой при расчистке минного поля и на допросе заявил, что время немецкой атаки в 2 часа ночи по европейскому времени.  Немецкие войска, уже развёрнутые для наступления, понесли потери в живой силе и технике, а на южном фасе был разрушен мост, что привело к задержке начала атаки III танкового корпуса.

Атака соединений 9-й армии началась позже запланированного срока,  в 5:30 часов, после артподготовки, которая началась в 4:30. Дивизии XXXXVI (46-го), XXXXVII (47-го) и XXXXI (41-го) танковых корпусов пошли на прорыв глубокоэшелонированной обороны (до 30 км) войск Центрального фронта под командованием генерала армии К. К. Рокоссовского. Сапёры,  пехота и артиллерия пытались прорвать первую линию советской обороны,  после чего в бой должны были войти танки.  Наступление с самого начала встретило неожиданно сильное и упорное сопротивление и беспрецедентный артиллерийский огонь.  Артиллерия Центрального фронта получила приказ держать рядом с орудиями до пяти боекомплектов,  рискуя потерять большие запасы боеприпасов в случае прорыва немецких войск.

В начале первого дня наступления основные силы 2-й танковой дивизии находились во втором эшелоне.  74-й артиллерийский полк 2-й танковой дивизии участвовал  в артподготовке и поддерживал наступление 6-й пехотной дивизии с приданным ей  505-м тяжёлым танковым батальоном, которые в 6:30 пошли в атаку на позиции советской 15-й стрелковой дивизии 13-й армии.

К 11 часам части 6-й пехотной дивизии захватили опорные пункты советской обороны в Озерках и в Новом Хуторе. 505-й тяжёлый танковый батальон  (31 «Тигр» и 15 Pz.Kpfw III)  под командованием майора Бернхарда Зауфанта (Bernhard Sauvant)  вместе с пехотой продолжил атаку через деревню Подолянь в направлении деревни Бутырки.  Дорогу через минные поля   «Тиграм» прокладывали телеуправляемые мини-танки «Голиаф». Атаку «Тигров» поддерживали самоходные гаубицы «Веспе» и «Хуммель» I артдивизиона 2-й танковой дивизии.  Наступление 505-го батальона контратаковали 90 советских танков Т-34. Через три часа танкового боя было уничтожено 42 танка Т-34 и два «Тигра», ещё у пяти «Тигров» были повреждены гусеницы или опорные катки.

Днём немецкое наступление захлебнулось. Этому способствовали стойкая оборона войск 13-й советской армии,  особенно закопанные в землю танки,  массированное применение артиллерии,  а также контратаки новых советских самоходных артустановок СУ-122 со 122-мм орудием.  На поле уже горели несколько немецких танков и бронетранспортёров.  Некоторые немецкие танки, прикрываясь дымом горящей бронетехники, начали пятиться назад.  В воздухе развернулись массовые воздушные бои, в которых участвовали сотни самолётов.

Днем командующий 9-й армии генерал-полковник Модель, столкнувшись с очень сильным сопротивлением советских войск,  изменил первоначальный план использовать 2-ю и 9-ю танковые дивизии только после прорыва советской обороны для развития успеха и приказал им вступить в бой в полосе боевых действий XXXXVII (47-го) танкового корпуса.

В 17:30,  после разминирования дорог,  передовые части 2-й и 9-й танковых дивизий вступили в бой и совместно с 505-м тяжёлым танковым батальоном к вечеру вышли к высоте 257 в р-не Саборовки.  К исходу 5 июля войска XXXXVII (47-го) танкового корпуса прорвали первую полосу советской обороны глубиной до восьми километров на ширине 15 километров,  однако запланированные цели не были достигнуты. Обе стороны в этот день понесли большие потери.

В ночь на 6 июля 2-я и 9-я танковые дивизии выдвигались в первый эшелон с задачей утром атаковать на Ольховатку и Поныри.  В эту же ночь командование 70-й советской армии развернуло на этом направлении,  на участке Самодуровка – Тёплое свой противотанковый резерв – 3-ю истребительную бригаду.

Выдвижение 2-й танковой дивизии к линии фронта 6 июля 1943 г.
Выдвижение 2-й танковой дивизии к линии фронта

На рассвете 6 июля,  прежде чем боевые группы развернулись для атаки,  советская артиллерия нанесла  по ним огневой удар,  а затем  в контратаку пошёл  16-й танковый корпус 2-й танковой армии, имевший около 90 танков Т-34 и 60 лёгких танков Т-70. Удар двух танковых бригад (ок. 100 танков) советского корпуса принял на себя 505-й тяжёлый танковый батальон (26 «Тигров» и несколько Pz.Kpfw III).  16-й танковый корпус потерял подбитыми и сгоревшими 69 танков и отошёл к позициям 17-го гвардейского стрелкового корпуса 13-й армии у деревни Ольховатка, где проходил вторая полоса советской обороны.

Два тяжёлых танка Pz.Pkfw VI «Тигр» № 234 и 212
505-го тяжёлого танкового батальона идут в бой севернее Курска

Два тяжёлых танка Pz.Pkfw VI «Тигр» № 234 и 212

После артподготовки перешли в наступление войска XXXXVII (47-го) танкового корпуса на участке фронта между Понырями и Саборовкой в общем направлении на Ольховатку.  В бой вступили передовые боевые группы 2-й и 9-й танковых дивизий.  Основные силы этих дивизий подтягивались к линии фронта.

В 5:15 наступление на Саборовку начала боевая группа фон Боксберга 2-й танковой дивизии в составе II батальона майора Альбрехта фон Боксберга  (Albrecht von Boxberg)  3-го танкового полка,  I батальона Дитриха Хофмейстера (Ditrich Hoffmeister) 304-го панцергрена-дерского полка и I дивизиона 74-го самоходного артиллерийского полка. В 15 часов произошёл встречный бой II танкового батальона майора фон Боксберга с советскими танками. Немцами было подбито несколько советских танков, остальные отошли.

Немецкие танки с панцергренадёрами на броне и пехотные части медленно двигались на Олховатку.  24 оставшихся в строю «Тигра» 505-го тяжёлого танкового батальона, который был придан 2-й танковой дивизии.  Атака была отбита с потерями для немецких войск.  На противотанковых минах подорвались шесть «Тигров». 505-й тяжёлый танковый батальон за два дня боёв подбил и уничтожил 111 советских танков, потеряв безвозвратно два «Тигра».

В 18:30 к позициям советского 17-го гвардейского стрелкового корпуса у Ольховатки подошёл из резерва Рокоссовского 19-й танковый корпус, который ещё более усилил советскую оборону на этом направлении.  Большая часть советских танков была размещена в капонирах, уменьшающих уязвимость танков.

В то же время 9-я танковая дивизия,  292-я, 86-я пехотные дивизии  и  78-я штурмовая дивизия атаковали посёлок Поныри, который на мощно укрепленных позициях обороняла 307-я стрелковая дивизия 29-го стрелкового корпуса.  Продвижения немецких войск на этом участке не было.

Поздно вечером 6 июля бои временно прекратились.  Обе стороны готовились к боевым действиям на следующий день.  Рокоссовский приказал перейти к обороне и подтянул резервы. Он приказал закопать большую часть танков,  используя их в качестве стационарных огневых точек, после того,  как две танковые бригады потеряли большинство своих танков за короткий срок во время встречного боя с 505-м тяжёлым танковым батальоном.

Боевая группа фон Боксбкрга и её II танковый батальон 2-й танковой дивизии медленно продвигались на Самодуровку до 22 часов, когда закончились горючее и боеприпасы.  На ночь боевая группа заняла круговую оборону (позицию «ёж»).  Часть ночи прошла спокойно. В 3:45 боевая группа фон Боксберга начала отходить под давлением советской пехоты и под огнём советской артиллерии.

Танки Pz.Pkfw IV Ausf. G 3-го танкового полка
2-й танковой дивизии перед началом атаки

Танки Pz.Pkfw IV Ausf. G 3-го танкового полка

Командование 9-й немецкой армии было не удовлетворено медленным продвижением ударной группировки.  Поэтому было решено усилить боевые части первого удара дивизиями, которые были предназначены для этапа после прорыва советской обороны и дальнейшего наступления в направлении Курска. К ударной группировке были подтянуты 4-я и 18-я танковые дивизии, а также были отданы приказы на марш (Marschbefehle) расположенным в районе Орла 12-й танковой и 10-й панцергренадерской дивизиям.  Командование 9-й армии надеялось 7 июля прорвать вторую полосу обороны севернее Курска.

Утром 7 июля началась массированная атака XXXXI (41-го)  и  XXXXVII (47-го) танковых корпусов. Четыре танковые дивизии  (20-я, 2-я, 9-я и 18-я, около 400 танков)  и три пехотные дивизии наступали между Понырями и Самодуровкой. Боевой задачей XXXXVII (47-го) танкового корпуса на 7 июля была Ольховатка. В первом эшелоне наступали 2-я и 20-я танковые дивизии. Против них Рокоссовский направил 16-й и 19-й танковые корпуса 2-й танковой армии.  2-я танковая дивизия атаковала в полосе снятой с фронта 6-й пехотной дивизии.  Немецкая атака столкнулась с жестким сопротивлением.  Немецкие войска медленно продвигались вперёд под постоянным артиллерийским обстрелом через многочисленные минные поля и пересекающиеся секторы обстрела советской противотанковой артиллерии перед второй полосой обороны Центрального фронта.

Положение сторон между Орлом и Курском 7 июля 1943 г.
Положение сторон между Орлом и Курском 7 июля 1943

В 13:00 в наступление пошла боевая группа Бука в составе 2-го панцергренадёрского полка подполковника Вильгельма Бука (Wilhelm Buck),  II батальона майора Альбрехта фон Боксберга 3-го танкового полка  и  I дивизиона 74-го самоходного артиллерийского полка. Боевая группа продвинулась до Кутпотей,  где была остановлена сильной противотанковой обороной.

Танковые роты 2-й танковой дивизии к полудню прорвали вторую полосу советской обороны и захватили холмы к северу от Ольховатки.  В этом районе был убит командир 304-го панцергренадёрского полка 2-й танковой дивизии полковник Вильгельм фон Гёрне (Wilhelm von Goerne). В отчёте дивизии 7 июля указывалось:
           «7 июля во время совещания командиры батальонов и боевых групп попали под русскую бомбежку. (Командир 304-го мотопехотного полка полковник фон Гёрне и еще несколько человек погибли, майор Штерц ранен.) Во время этого налета был уничтожен также приданный батальону взвод связи из 48-го батальона связи. (Солдаты убиты или ранены, радиостанция на автомобиле, так называемый «майский жук» разбита бомбой.) Связь батальона с дивизией была обеспечена с помощью командирского танка.  Технически с командирского танка имелась связь на средних волнах с танками командиров рот,  кроме того,  можно было установить связь в УКВ-диапазоне практически с каждым танком батальона, оснащенного радиостанцией Fu-5.
           Несмотря на чрезвычайно большое количество подбитых танков противника,  о котором наши роты могли доложить в те дни, – а может быть, именно поэтому – потери в людях и боевой технике были очень высокими.  Они касались также личного состава подразделений связи.  У пресловутой высоты 204 Подсоборовка  это наступление было остановлено.  С передового батальонного командного пункта,  находившегося в яме под подбитым Т-34,  была установлена связь с соседней боевой группой – полковником Буком.  При почти непрерывно ожесточенном артиллерийском обстреле поддержание этой связи было большой проблемой.
           Несмотря на большие потери, связисты постоянно выходили на поиски обрывов на линии. Не защищенный броней маленький отряд связи оказался почти засыпанным землей прямо на высоте.  При обстреле из «сталинских органов» машины и средства связи были повреждены, но продолжали работать.
»

Танки Pz.Kpfw IV Ausf. G 3-го танкового полка
двигаются вперёд вслед за панцергренадёрами

Танки 3-го танкового полка двигаются за панцергренадёрами

После ожесточенных боев, бесчисленных атак и контратак немецкое наступление на Курск с севера временно остановилось.  Средние танки Pz.Kpfw IV отходили под прикрытием «Тигров»,  которые пятились задним ходом,  защищаясь от огня советских противотанковых пушек толстой лобовой бронёй.

505-й тяжёлый танковый батальон 7 июля безвозвратно потерял два сгоревших «Тигра» и эвакуировал в тыл для ремонта 23 танка «Тигр», подбитых артиллерией и подорвавшихся на минах.  4 танка имели повреждение опорных катков и гусениц от артиллерийского огня,  16 «Тигров» подорвались на минах, у 3 машин была повреждена трансмиссия. Только за один день боёв 505-й тяжёлый танковый батальон потерял 25 «Тигров».  Через 1 - 3 дня большинство повреждённых «Тигров» было отремонтировано и встало в боевой строй.

«Тигр» 505-го тяжелого танкового батальона
в бою севернее Курска в июле 1943 г.

«Тигр» 505-го тяжелого танкового батальона севернее Курска

На направление главного удара северной группировки на левом фланге XXXXVII (47-го) танкового корпуса была введена 18-я танковая дивизия.  Она пошла в атаку западнее Понырей справа от 292-й пехотной дивизии вдоль речки Снава в южном направлении,  но продвинуться ей не удалось.  Здесь стойко стояла в обороне советская 307-я стрелковая дивизия.  За её позициями располагались  позиции пяти артиллерийских дивизий,  за которыми  был развёрнут 3-й танковый корпус.

Главной целью наступления  XXXXI (41-го) танкового корпуса была станция и посёлок Поныри.  Во второй половине дня наступающие подошли к Понырям с трех сторон,  но сначала не смогли сломить сопротивление красноармейцев на окраине деревни.  С обеих сторон были введены дополнительные подкрепления.  После тяжёлых боев и больших потерь немецкие войска заняли половину Понырей. Упорные бои шли за каждый дом, за каждую канаву.  Поныри очевидцы прозвали «Сталинградом под Курском».

За три дня интенсивных и ожесточённых боёв 9-я армия потеряла около 10 тыс. человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Пополнений поступило около 5 тыс. человек. Было потеряно очень много танков и штурмовых орудий.

Ночью с 7 на 8 июля генерал-полковник Модель передал из резерва 9-й армии в состав XXXXVII (47-го) танкового корпуса 4-ю танковую дивизию,  которая изготовилась для атаки в узкой полосе между 2-й и 20-й танковыми дивизиями. Боевые группы 2-й и 4-й танковых дивизий были объединены в одну бригаду.

Боевые действия на северном фасе Курской дуги 5-12 июля 1943 г.
Боевые действия на северном фасе Курской дуги 5-12 июля

8 июля в 4:00 состоялось совещание командиров боевых групп и частей 2-й танковой дивизии на местности об атаке на высоту 274,5.  В 5:20 атака западнее Понырей началась с массированной артиллерийской подготовки и воздушных атак пикирующих бомбардировщиков против позиций советской артиллерии. После этого в атаку в южном направлении пошли танки объединённой бригады и 20-й танковой дивизии, которые встретили упорное сопротивление.

Бригада,  составленная из боевых групп 2-й и 4-й танковых дивизий,  смогла прорвать советскую оборону  и  овладеть высотами южнее Самодуровки.  После этого генерал армии Рокоссовский перебросил в этот район бригады 16-го и 19-го танковых корпусов,  которые во встречном бою остановили дальнейшее продвижение немецких танковых дивизий. Некоторые участки местности переходили из рук в руки несколько раз.  В атаках участвовало от 60 до 80 танков. После ожесточенных боев немецкие войска захватили деревню Тёплое.

К вечеру наступление на Ольховатку боевых групп 2-й и 4-й танковых дивизий было остановлено ожесточенными контратаками танков и пехоты. Господствующие высоты западнее Ольховатки не удалось захватить из-за боле 30 врытых в землю советских танков,  а также минных полей между ними.

Восточное крыло XXXXVII (47-го) танкового корпуса  также незначительно продвинулось в южном направлении. Снова разгорелись ожесточенные бои в Понырях, в которых принимала участие, в основном, пехота.  Советские войска смогли временно вернуть себе всю деревню, но к исходу дня 8 июля населенный пункт был разделен поровну между противоборствующими сторонами.

8-го и 9-го июля продвижение 2-й танковой дивизии, как и других соединений XXXXVII (47-го) танкового корпуса составило всего 2 км.

Короткое время отдыха экипажа танка штабной роты 3-го танкового полка
перед новой атакой в сторону Курска

Отдых экипажа танка 3-го танкового полка
Bundesarchiv, Bild 101III-Zschaeckel-208-25

9 июля в штаб 9-й армии прибыл генерал-фельдмаршал фон Клюге и провёл совещание с генерал-полковником Моделем и командирами танковых корпусов генералами Лемельзеном и Гарпе.  Запланированного быстрого прорыва обороны Центрального фронта,  который был необходим для успеха операции «Цитадель», не произошло. После неудачных попыток прорыва советской обороны ударная группировка 9-й армии оказались в тупиковой ситуации.  Она не смогли достичь поставленных целей без использования новых резервов.  Силы 9-й армии уже были перенапряжены. Пополнение не поступало. После ожесточенных советских контратак на всем фронте северной ударной группы, атакующие часто видели себя в роли обороняющихся.

На совещании в штабе 9-й армии было принято решение приостановить наступление и провести перегруппировку для нового наступления на следующий день.  Основной задачей на 10 июля для XXXXVII (47-го) танкового корпуса было овладеть высотами у Ольховатки. В составе корпуса была создана ударная группа,  в которую вошли  2-я, 4-я и 20-я танковые дивизии  и 505-й тяжёлый танковый батальон. Командование ударной группой принял генерал-лейтенант барон Ганс фон Эзебек.  9 июля прибыла на фронт и встала в строй 505-го тяжёлого танкового батальона 3-я рота батальона. В её составе было 14 тяжёлых танков Pz.Pkfw VI «Тигр».

10 июля сражение на северном фасе Курской дуги достигло кульминации.  В 5 утра на узком участке фронта до 4 км пошли в наступление 2-я, 4-я и 20-я танковые дивизии (около 300 танков и штурмовых орудий),  7-я и 31-я пехотные дивизии.  После короткой артподготовки и атак пикирующих бомбардировщиков ударная группа фон Эзебека  (2-я, 4-я и 20-я танковые дивизии) перешла в наступление на Ольховатку и Тёплое. В 505-м батальоне, который наступал на Тёплое, утром было 26 боеготовых тяжёлых танков Pz.Pkfw VI «Тигр» и 10 средних танков Pz.Kpfw III.

Ожесточенные бои развернулись севернее Ольховатки и в районе Тёплое.  Немецкое наступление на Ольховатку не смогло прорвать оборону советского 16-го танкового корпуса. Ударная группа фон Эзебека прекратила атаки в этом направлении и перенесла направление главного удара на Теплое – Молотычи.  Сделав шесть атак до 14:30,  ударная группа захватила Тёплое и высоту к юго-западу от Ольховатки. Седьмая атака на высоту 234,5 северо-восточнее Молотычей была отбита с большими потерями для немецких войск.

Ударная группа фон Эзебека к вечеру 10 июня вышла на рубеж Теплое, западная окраина Самодуровки. 2-я танковая дивизия вела бои западнее Кутырок. 4-я танковая дивизия вышла на холмистую местность юго-западнее Тёплого.

Подбитые танки 3-го танкового полка в районе Ольховатки севернее Курска
Подбитые танки 3-го танкового полка севернее Курска

10 июля продвижение дивизий 9-й армии на северном фасе Курской дуги остановилось полностью.  Они не смогли прорвать советскую оборону ни на одном из участков фронта.  Они завязли в глубокоэшелонированной советской обороне.  Им приходилось отбивать постоянные советские контратаки.  Гитлер отверг просьбу Моделя дать ему дополнительные резервы ввиду событий на других театрах военных действий,  в частности высадки союзников на Сицилии в ночь на 10 июля.

11 июля в составе XXXXVII-го танкового корпуса наступали слева направо 9-я танковая, 6-я пехотная,  2-я, 4-я и 20-я танковые дивизии.  Во втором эшелоне располагался смешанный полк 12-й танковой дивизии.  К исходу дня продвижения немецких войск практически не было. На многих участках фронта советские войска переходили в контратаки.  11 июля командиром 304-го панцергренадерского полка  2-й танковой дивизии был назначен полковник Герхард Шмидхубер (Gerhard Schmidhuber).

Наступление на Курск по плану «Цитадель» не удалось. За 7 дней наступления 9-я армия севернее Курска продвинулась в глубину советской обороны на 19 км,  а 4-й танковая армия южнее Курска – на 32 км.  Продвижение северной и южной ударных немецких группировок остановилось.

9-я армия потеряла 3330 человек убитыми,  17 390 ранеными и пропавшими без вести. Боевая численность XXXXVII-го танкового корпуса с 5 по 11 июля сократилась с 17 134 до 9 792 человека (на 43 %).  2-я танковая дивизия потеряла почти половину своего боевого состава. Хотя потери советских войск были больше,  но к ним окончательно перешла стратегическая инициатива. Генерал-полковник Модель без разрешения вышестоящих начальников приказал в ночь на 12 июля прекратить наступление.

12 июля войска Западного и Брянского фронтов перешли в наступление на орловском направлении.  Началась  Орловская стратегическая наступательная операция  (операция «Кутузов»).  Советские войска начали наступление на Орёл с востока и севера.  Для передовых сил 9-й немецкой армии, наступавших на Курск, возникла опасность окружения.  Они начали отход на исходные позиции. Группа армий «Центр» произвела перегруппировку, чтобы закрыть прорывы советских войск.

Район отдыха 2-й танковой дивизии в июле 1943 г.
На переднем плане – командирский танк Befehlspanzer II

Район отдыха 2-й танковой дивизии в июле 1943

Сдерживание советского наступления
во второй половине лета 1943 г.

13 июля 2-я танковая дивизия была выведена с линии фронта и переброшена в район северо-восточнее Орла.  Советские войска наступали большими массами танков и пехоты и обходили позиции дивизии на левом фланге.  На 13 июля в 505-м тяжёлом танковом батальоне было 14 боеготовых тяжёлых танков «Тигр» и 10 средних танков Pz.Kpfw III.

Всё чаще в немецких войсках на линии фронта вместо горячей пищи выдавались так называемые «пакеты ближнего боя»  (Nahkampfpacken).  В нем были «цвибек» (zwiebek) или другой сухой хлеб, плитки шоколада, фруктовые батончики, конфеты и сигареты.

15 июля в контрнаступление перешёл Центральный фронт. 17-18 июля войска 9-й армии отошли на позиции,  которые они занимали перед началом  операции «Цитадель».  19 июля началось наступление войск Центрального фронта на Орёл и Кромны.  На участке обороны 2-й танковой дивизии наступало более 200 советских танков,  потери которых составляли по 20 танков в день. Чтобы не попасть в окружение, дивизия по приказу отошла на новые позиции за рекой Окой,  где удалось остановить советское наступление на несколько дней.  Переправа советских войск через Оку не удалась, и их наступление на Орел сорвалось.  2-я и 8-я танковые дивизии выполняли в эти дни роль «пожарных команд»,  затыкая всё новые дыры в немецкой обороне. В этих боях они уничтожили и подбили много советских танков.

1 августа 2-я танковая дивизия была отведена с линии фронта и выведена в резерв 9-й армии.  4-я августа дивизия из Шаблыкино, где располагался штаб 9-й армии, была направлена своим ходом через Брянск и Рославль в Ельню.

Положение сторон в районе Орла 4 августа 1943 г.
Положение сторон в районе Орла 4 августа 1943

8 августа боевая группа 2-й танковой дивизии расположилась между Спас-Деменском и Ельней в тылу 268-й пехотной дивизии, сдерживающей советское наступление. Остальные силы 2-й танковой дивизии подходили к Ельне с юга. Дивизия вошла в состав XII армейского корпуса 4-й армии группы армий «Центр».

В середине августа дивизия держала оборону юго-восточнее Ельни. В конце августа она отходила с остальными соединениями корпуса на юго-запад за Десну.  Она была практически разбита; её боевой состав уменьшился до боевой группы.  18 августа командир 2-й танковой дивизии генерал-лейтенант Фольрат Люббе за умелое управление свой дивизией в операции «Цитадель» был награждён Рыцарским крестом Железного креста.

Боевые действия 2-й танковой дивизии на Десне, Днепре и Припяти
осенью 1943 г.

3-4 сентября основные силы боевой группы были выведены с линии фронта и отправлены на север своим ходом через Смоленск в Ярцево для восстановления. 5-6 сентября они прибыли в Ярцево и вошли в состав IX армейского корпуса 4-й армии.

После нескольких дней отдыха и восстановления, неполная 2-я танковая дивизия с 11 по 19 сентября передвигалась по железной дороге и походным порядком из Ярцево в Чернигов. Немногочисленный состав дивизии был разделён на три боевые группы.  Одна группа заняла оборону в районе Чернигова,  другая – направилась на юг, на Козелец.  Последние эшелоны с личным составом и техникой дивизии выгружались 18-22 сентября в Гомеле,  где находились до 25 сентября,  а потом присоединились к боевой группе Люббе,  отошедшей от Чернигова к Любечу.

Боевая группа 2-й танковой дивизии в районе Чернигова 22 сентября вошла в состав группы генерала Люббе (Gr. Gen. Lübbe)  под командованием генерал-лейтенанта Фольрата Люббе (Vollrath Lübbe). В состав группы также входили боевая группа 12-й танковой дивизии и 244-й батальон штурмовых орудий.

Красная Армия продвигалась на запад. 23 сентября группа Люббе стала отходить от Чернигова на северо-запад к Днепру.  26 сентября боевая группа 2-й танковой дивизии была вынуждена отойти за Днепр, на котором были взорваны все мосты.  38-й сапёрный батальон построил понтонный мост у Любеча, по которому части дивизии переправились через широкую реку.  После перехода через Днепр всех частей дивизии, последними переправились САУ 74-го артиллерийского полка, которые прикрывали переправу.  Затем мост был взорван.  4 октября боевая группа 2-й танковой дивизии вошла в состав LVI (56-го) танкового корпуса 2-й армии группы армий «Центр». Весь октябрь она вела оборонительные бои на Днепре.

Южная боевая группа 2-й танковой дивизии выгрузилась из эшелонов в Чернигове и двинулась своим ходом на юг в сторону Козельца.  Она вошла в состав LIX (59-го) армейского корпуса 4-й танковой армии группы армий «Юг».  17 сентября боевая группа заняла оборону совместно с боевой группой 8-й танковой дивизии и 276-м батальоном штурмовых орудий (St.G. A. 276) между Нежином и Киевом.

Положение соединений LIX армейского корпуса в районе Бобровица – Козелец
19 сентября 1943 г.

Положение LIX армейского корпуса в районе Бобровица – Козелец

После трёх дней напряжённых боёв, части корпуса начали отходить южнее Козельца на запад.  20 сентября группа переправилась через Десну в Остре,  а 21 сентября – через Днепр южнее Страхолесья.  Вечером 22 сентября части боевой группы 2-й танковой дивизии, боевая группа 8-й танковой дивизии и 276-й батальон штурмовых орудий переправились в Чернобыле через реку Припять на северо-восточный берег,  развернулись фронтом на восток и держали оборону с 23 по 27 сентября.  Затем эта группа начала отход к Чернобылю,  а 29 сентября переправилась через Припять назад в Чернобыль.  Части боевой группы 2-й танковой дивизии держали оборону в районе Чернобыля до 16 октября, а затем были переброшены в Белоруссию к главным силам боевой группы 2-й танковой дивизии.

С середины октября боевая группа 2-й танковой дивизии  (K. Gr. 2. Pz.)  вела тяжелые оборонительные бои против войск 65-й армии Центрального фронта,  сдерживая совместно с другими соединениями 2-й армии расширение советского плацдарма на Днепре в районе Лоев – Любеч.  Кровопролитные бои на Днепре дивизия вела до конца октября.  В этих боях дивизия понесла тяжелые потери.

3 ноября боевая группа 2-й танковой дивизии была выведена  с линии фронта  в резерв 2-й армии и сосредоточилась южнее Речицы. 9 ноября она снова была направлена на фронт в район западнее Холмеча, где опять началось наступление войск советской 65-й армии. Дивизия вошла в состав XX армейского корпуса 2-й армии и оборонялась вместе с боевой группой 12-й танковой дивизии.

21 ноября боевые группы 2-й и 12-й танковых дивизий  начали выход из полу-окружения и отход в западном направлении  по Припятским болотам.  Впереди них шёл 2-й самоходный разведывательный батальон 2-й танковой дивизии.

Положение сторон южнее Речицы 21 ноября 1943 г.
Положение сторон южнее Речицы 21 ноября 1943

23 ноября 2-й самоходный разведывательный батальон 2-й танковой дивизии, накануне переправившись через реку Припять,  занял позиции южнее Ельска фронтом на юг,  оседлав шоссейную и железную дороги Овруч – Мозырь.  Основные силы боевой группы 2-й танковой дивизии и боевая группа 12-й танковой дивизии двигались от Мозыря на север,  чтобы воспре-пятствовать дальнейшему продвижению войск советской 65-й армии вдоль южного берега Березины.

Бронетранспортёры 2-й танковой дивизии движутся через Мозырь
на север на Калинковичи 23 ноября 1943 г.

Бронетранспортёры 2-й танковой дивизии движутся через Мозырь

С 24 ноября боевые группы 2-й и 12-й танковых дивизий,  которые были объединены в группу полковника Шмитхубера,  заняли оборону между Припятью и Березиной фронтом на северо-восток в районе железной дороги Мозырь – Жлобин.  Группой командовал полковник Герхард Шмидхубер  (Gerhard Schmidhuber),  командир 304-го панцергренадёрского полка 2-й танковой дивизии.  Группу усилили 904-м батальоном штурмовых орудий.  На правом фланге группы располагалась 5-я танковая дивизия, на левом – 4-я танковая дивизия.

4 декабря боевая группа 2-й танковой дивизии вошла в состав LVI танкового корпуса 2-й армии группы армий «Центр». С 16 декабря части 2-й танковой дивизии начали выводиться с линии фронта,  двигаться к железной дороге и грузиться в эшелоны для отправки в Северную Францию на восстановление, в район Аррас – Камбре – Бапом.  Дивизия воевала на Восточном фронте два года и 4 месяца.

Положение сторон между Мозырем и Бобруйском 17 декабря 1943 г.
Положение сторон между Мозырем и Бобруйском 17 декабря 1943

Боевые действия 2-й танковой дивизии в 1944-1945 годах

2-я танковая дивизия вермахта

Боевые действия 2-й танковой дивизии с 1938 года до сентября 1941 года

Боевые действия 2-й танковой дивизии на Восточном фронте в 1941-1942 годах

Вверх 2-я тд в 1938-41 2-я тд в 1941-42 2-я тд в 1943 2-я тд в 1944-45