Вторая мировая война и Великая Отечественная война

III рейх
Танковые войска

Третий рейх (III reich)

1 тд
2 тд
3 тд
4 тд
5 тд
6 тд
7 тд
8 тд
9 тд
10 тд
11 тд
12 тд
13 тд
14 тд
15 тд
16 тд
17 тд
18 тд
19 тд
20 тд
21 тд
22 тд
23 тд
24 тд
25 тд
26 тд
27 тд
45 тд "Клаузевиц"
116 тд "Виндхунд"
130 Учебная тд
155 тд
155 резервная тд
178 тд
179 тд
179 резервная тд
232 тд "Татра"
233 тд
233 резервная тд
273 резервная тд
"Фельдхеррнхалле"
"Фельдхеррнхалле-2"
тд "Берген"
тд "Гольштейн"
тд "Кемпф"
тд "Курмарк"
тд "Мюнхеберг"
тд "Норвегия"
тд "Силезия"
тд "Ютербог"

 

1-я танковая дивизия вермахта в 1943 году
и боевые действия зимой 1943-1944 годов

1943

Восстановление 1-й танковой дивизии во Франции

К середине января 1-я танковая дивизия завершила передислокацию во Францию для пополнения и переформирования.  С 30 декабря 1942 года она числилась в резерве 15-й армии группы армий «Д». 12 января командир 113-го панцергренадерского полка полковник Венд фон Витерсгейм стал 175-м награжденным Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

27 января I батальон 101-й танковой бригады был введен в состав 1-й танковой дивизии и переименован во II батальон 1-го танкового полка,  а I батальон полка был увеличен до 4-х рот.

Во Франции дивизия была полностью перевооружена и получила новую боевую технику. Первые батальоны  1-го и 113-го панцергренадерских полков  получили самоходные орудия и бронированные самоходные минометы, легкие полевые орудия, крупнокалиберные пулеметы на самоходных шасси, 20-миллиметровые зенитные орудия на полугусеничных бронетранспортёрах и 75-миллиметровые противотанковые орудия (по одному в каждой роте).  13 февраля дивизия перешла в резерв 7-й армии группы армий «Д».

После переформирования 1-й танковой дивизии начальником штаба дивизии стал майор фон Задроцински (Sadrozinski), позднее подполковник фон Цицевиц (Zitzewitz);  начальником отдела оперативного планирования – капитан Брауне-Крикау (Braune-Krickau), позднее капитан Кайлиг (Keiling);  начальником разведки – обер-лейтенант Восс (Woss);  начальником тыла – майор фон Зейдлиц (von Seidlitz), позднее капитан доктор Кёлер (Koehler). 1-м танковым полком командовал полковник фон Грольман (von Grolman), 1-м панцергренадерским полком руководил подполковник Ноймайстер (Neumeister),  113-м панцергренадерским полком – полковник фон Витерсгейм (von Wietersheim), 73-м артиллерийским полком – подполковник Зёт (Söth).

1-я танковая дивизия в Греции в мае-октябре 1943 года

В конце апреля 1-я танковая дивизия начала передислокацию в Грецию для выполнения оккупационных обязанностей (Besatzungsaufgaben) и окончания обучение личного состава. 31 мая дивизия была включена в состав LVIII (58-го) резервного танкового корпуса (LVIII. Reserve-Panzerkorps) группы армий «Е».

15 июня командиром 113-го мотопехотного полка стал майор Эрнст Брадель (Bradel).  К концу июня 1943 года 1-я танковая дивизия была полностью боеготовой.  С июля она охраняла береговую линию в Греции от возможного десанта.

9 сентября командир 1-й танковой дивизии генерал-лейтенант Вальтер Крюгер получил кодовый сигнал «Адельхейд»  (Adelheid).  Выполняя приказ,  Крюгер разоружил все части 11-й итальянской армии в Греции. Итальянским офицерам было оставлено их личное оружие.

В конце сентября дивизия была собрана в районе Афин.  С 25 октября дивизия начала переброску на Восточный фронт по железной дороге через Венгрию и Тарнополь в подвижной резерв группы армий «Юг» (Heeresgruppe Süd).

28 октября первые эшелоны начали прибывать в Умань и Тальное в Украине. 29 октября дивизия была включена в резерв 8-й армии группы армий «Юг».  Разгрузка эшелонов с личным составом и техникой 1-й танковой дивизии происходила в Умани и на станции Шестаковка в 20 км западнее Кировограда. Район сбора дивизии – южнее Кировограда.

1 ноября I танковый батальон был переклассифицирован в «батальон Пантер» (Panther-Abteilung).  На вооружении 1-го танкового полка было 186 танков, в том числе 76 Pz V Panther, 95 Pz IV, 8 командирских танков (Befehlspanzerwagen) и 7 огнеметных танков (Flammpanzer).

Контрнаступление 1-й танковой дивизии на Киев
в составе 4-й танковой армии в ноябре-декабре 1943 г.

В ходе Киевской наступательной операции советских войск в начале ноября войска 1-го Украинского фронта  вышли на линию Чернобыль – Малин – Житомир – Фастов – Стайки и  вклинились в немецкую оборону на глубину до 150 километров на стыке групп армий «Центр» и «Юг».  Образовался стратегический плацдарм советских войск на правом берегу Днепра в районе Киева протяженностью по фронту более 500 км.  Немецкое верховное командование решило ликвидировать этот плацдарм и восстановить свою оборону по Днепру.

По немецкому плану предполагалось окружить и уничтожить житомирскую группировку советских войск с последующим развитием наступления на Киев.  Еще 6 ноября командование группы армий "Юг" начало стягивать в район Житомир – Фастов большие силы.  С Букринского плацдарма под Фастов началась переброска  2-й танковой дивизии СС "Рейх",  а из района Кировограда по железной дороге в Белую Церковь – 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер".

9 ноября в район Белой Церкви из-под Кировограда по железной дороге и из Умани своим ходом начали движение части 1-й танковой дивизии.  10 ноября дивизия вошла в состав 48-го танкового корпуса (XXXXVIII. Panzerkorps) 4-й танковой армии (4. Panzerarmee).  С 10 по 14 ноября части 1-й танковой дивизии разгружались на железнодорожной станции в Белой Церкви.

1-й самоходный разведывательный батальон (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 1),  113-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 113) и 1-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 1)  шли своим ходом через Архангельск, Звенигородку, Татащу, Сквиру. Разведбат шёл в авангарде. 13 ноября II батальон 113-го панцергренадёрского полка захватил село Корнин. Командир II батальона майор Файг в рукопашной схватке получил удар ножом в спину. Нож вошел ему в спину на семь сантиметров. Командование батальоном принял на себя командир 8-й роты капитан Мертенс.

1-й панцергренадерский полк и 1-й разведывательный батальон встретились в районе села Паволочь между Бердичевом и Белой Церковью с передовыми танковыми бригадами 7-го советского гвардейского танкового корпуса.  14 ноября части 1-й танковой дивизии двигались за отходящими советскими войсками на север через Попельню и Кривое на Скочище.

Положение сторон в начале немецкого контрнаступления 15 ноября 1943 года
Положение сторон в начале немецкого контрнаступления 15 ноября 1943

15 ноября началось мощное немецкое контрнаступление левого крыла группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Э. Манштейн),  в котором участвовали 15 дивизий  (7 танковых, одна панцергренадерская и 7 пехотных дивизий), большая часть которых была сосредоточена южнее рубежа Житомир, Фастов.  Недавно назначенный командующим 4-й танковой армии генерал-полковник Э. Раус повёл атаки на широком фронте от Житомира до Фастова.  Главный удар наносился из района юго-западнее Фастова на Брусилов и Коростышев с юга, чтобы выйти на шоссе Житомир – Киев с дальнейшим продвижением в направлении Киева.

1-я танковая дивизия наступала из района Ходорков – Скочище на север и северо-запад с целью выхода на шоссе Киев – Житомир.  Ей противостояла 135-я стрелковая дивизия 21-го стрелкового корпуса.

17 ноября части 1-й танковой дивизии вышли на шоссе Киев – Житомир и захватили Коростышев.  18 ноября одна боевая группа дивизии была направлена на запад для борьбы с советской группировкой,  которую окружили в районе Житомира 8-я и 7-я танковые дивизии. После двух дней боёв, 20 ноября, окруженные советские части оставили Житомир и прорвались на северо-восток. Боевая группа 1-й танковой дивизии вошла в Житомир с востока.  Основные силы дивизии продолжили упорное продвижение по шоссе на Киев,  оттесняя части советского 5-го гвардейского танкового корпуса.

Немецкие танки Pz.Kpfw IV проходят через Житомир в ноябре 1943 года
Немецкие танки Pz.Kpfw IV проходят через Житомир в ноябре 1943

1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер»  в течение пяти дней безре-зультатно пыталась взять лобовыми атаками Брусилов,  который защищали части 38-й армии и перегруппированные в этот район из-под Фастова танковые корпуса 3-й гвардейской танковой армии.  С 20 ноября 1-я и 19-я танковые дивизии,  расположенные на левом и правом фланге «Лейбштандарта» соответственно,  начали охват и обход Брусилова с северо-запада и юго-востока.  23 ноября советские войска, оборонявшие Брусилов, под угрозой окружения оставили город и отошли на подготовленный оборонительный рубеж в 8-10 км к востоку от Брусилова. Части 1-й танковой дивизии вышли на северо-западные окраины Брусилова и севернее города встретились с частями 19-й танковой дивизии.

Положение сторон 22 ноября 1943 года
(обход немецкими 1-й и 19-й танковыми дивизиями Брусилова)

Положение сторон 22 ноября 1943

К 25 ноября,  за 10 дней контрнаступления,  немецкие войска смоги продвинуться на глубину всего 35-40 километров.  Дальнейшее наступление немецких танковых дивизий было остановлено.  1-ю танковую дивизию западнее Рожева остановили войска 6-го гвардейского корпуса 3-й танковой армии. Немецкая брусиловская группировка продолжала прорываться на Киев вдоль шоссе Житомир–Киев.  До 30 ноября здесь шли тяжелые встречные бои, когда линия фронта стабилизировалась на рубеже Черняхов – Радомышль – Ставище – Юровка.  Немецкое командование окончательно отказалось от попыток прорваться к Киеву кратчайшим путем по шоссе Житомир–Киев.

27 ноября 1-я танковая дивизия была снята с фронта и находилась у Корнина. 1 декабря дивизия была переведена в район Иванково – Котельня юго-восточнее Житомира.

В декабре немецкая 4-я танковая армия (генерал-полковник Раус)  совершила еще две попытки прорваться к Киеву в полосе обороны 60-й армии.  XXXXVII танковый корпус генерала танковых войск Германа Балька атаковал тремя танковыми дивизиями  (1-я, 7-я и дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер») в период с 6 по 14 декабря из района Черняхова совместно с пехотными дивизиями 13-го армейского корпуса,  19-22 декабря из района Коростеня совместно с 59-м армейским корпусом. Обе эти попытки были отражены советскими войсками. Наступление немецких войск было остановлено на рубеже Игнатполь – Мелени – Ставище.

Боевые действия двух боевых групп 1-й танковой дивизии, 7-й танковой дивизии
и 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт АГ» с 6 по 24 декабря 1943 года

Боевые действия двух боевых групп 1-й танковой дивизии 6-24.12.1943

5 декабря колонна 1-й танковой дивизии проследовала вслед за 1-й танковой дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и 7-й танковой дивизией через Житомир на север. 6 ноября 1-я танковая дивизия начала наступление от дороги Житомир–Коростень из района Топорище севернее Черняхова в восточном направлении.  В 17:00 части дивизии захватили Горбулёв и продолжили наступление в северо-западном направлении. Слева от неё наступала 7-я танковая дивизия, справа – 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».

8 декабря боевая группа Браделя (усиленный 113-й панцергренадерский полк) вышла к р. Тетерев и захватила село Вышевичи.  9 декабря боевая группа Ноймайстера  (усиленный 1-й панцергренадерский полк) к железнодорожной линии Киев–Малин у станции Вырва. 11 ноября дивизия переместилась южнее и отбивали яростные атаки советских войск на Радомышль.

14-15 декабря 1-я танковая дивизия и другие дивизии XXXXVII (48-го) танкового корпуса были выведены с линии фронта.  15 декабря 1-я танковая дивизия была упомянута в сообщении Вермахта (Wehrmachtsbericht) о боях в районе Житомира: «В этих боях 1-я тюрингская танковая дивизия под командованием генерал-лейтенанта Крюгера и бранденбургская 68-я пехотная дивизия под командованием полковника Шейерпфуга были особенно успешными».

Командир 113-го панцергренадерского полка подполковник Эрнст Брадель (Ernst Bradel) 15 декабря был награждён Рыцарским крестом Железного креста (Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes).

18 декабря 1-я танковая дивизия наступала из района Лесовщины южнее Коростеня в восточном направлении и 19 декабря захватила Мелени. 20 декабря части дивизии перерезали железную дорогу Коростень – Малин – Киев,  а 2-я рота 37-го сапёрного батальона на правом фланге подошла к Чеповичам.  21 декабря частям дивизии во встечном бою у Мелени удалось остановить контратакующие советские войска. 23 декабря дивизия перешла к обороне.

24 декабря началась Житомирско-Бердичевская наступательная операция советских войск, которые прорвались юго-восточнее Радомышля через позиции XIII армейского корпуса. Наступательные действия танковых дивизий  XXXXVIII танкового корпуса были окончательно остановлены.  Они были брошены на закрытие появившихся брешей в немецкой обороне и до конца года контратаковали наступающие советские войска к востоку от Житомира, Бердичева.

1-я танковая дивизия в последних числах 1943 года и первых числах 1944 года держала оборону восточнее Бердичева.

1944

1 января генерал-лейтенант Вальтер Крюгер был назначен руководителем LVIII (58-го) резервного танкового корпуса (LVIII. Reserve-Panzerkorps),  расположенного во Франции.  С 1 января до 19 февраля обязанности командира 1-й танковой дивизии исполнял генерал-майор Рихард Коль (Richard Koll).

В первых числах января дивизия держала оборону города и крупного железнодорожного узла Бердичева.  После пяти дней боёв за город, 5 января, Бердичев был освобождён войсками 52-го стрелкового корпуса 18-й армии и 44-й танковой бригады 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й танковой армии.

15 января командиром 1-го танкового полка был назначен подполковник Гейнц Франк (Heinz-Werner Frank).  До конца января 1-я танковая дивизия вела оборонительные бои южнее Бердичева.  В первых числах февраля дивизия начала переброску в район восточнее Умани для участия в деблокировании немецких войск,  окруженных под Корсунь-Шевченским  (Черкасский «котёл»). В начале февраля 1-я танковая дивизия вошла в состав III танкового корпуса.

Боевые действия III танкового корпуса и 1-й танковой дивизии
в районе Черкасского «котла»

Утром 24 января началась советская Корсунь-Шевченковская наступательная операция: советские 4-я гвардейская и 53-я армии при поддержке танков 5-й гвардейской танковой армии начали атаку на позиции  XXXXVII (47-го) танкового корпуса 8-й немецкой армии.  28 января советские 8-я гвардейская и 155-я танковые бригады 20-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии вышли к Звенигородке с востока и юго-востока и соединились с 233-й танковой бригадой из 6-й танковой армии 1-го Украинского фронта, замкнув кольцо окружения в районе Корсунь-Шевченковского.  В окружении оказались 6 немецких дивизий и одна бригада,  всего около 59 тысяч человек.

Корсунь-Шевченковская наступательная операция советский войск
и попытки немецких войск деблокирования Черкасского "котла"
24 января – 19 февраля 1944 года

Корсунь-Шевченковская наступательная операция

4 февраля III немецкий танковый корпус 1-й танковой армии начал наступление силами 16-й и 17-й танковых дивизий и тяжёлого танкового полка Беке из района Червонный Кут для прорыва к окруженной в районе Корсунь-Шевченковского группировке немецких войск.  Эта операция носила кодовое наименование «Ванда»  (Unternehmen «Wanda»).  XXXXVII танковый корпус 8-й армии должен был своими активными действиями отвлечь часть сил советского 2-го Украинского фронта от направления главного удара немецкого наступления.

В начале наступления соединения III танкового корпуса имели 105 танков  (16 «Тигров», 48 «Пантер», 41 Pz. IV) и 21 штурмовое орудие StuG III. На усиление III танкового корпуса были направлены из-под Бердичева 1-я танковая дивизия и 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».  На их вооружении находилось более 150 боеготовых танков и штурмовых орудий, из которых больше половины было «Тигров» и «Пантер».  На 5 февраля 1-я танковая дивизия имела боеготовыми 39 танков Pz. IV и 51 «Пантер».  В краткосрочном ремонте были 1 Pz. IV и 9 «Пантер».

На 5 февраля в составе III танкового корпуса генерала танковых войск Германа Брейта (Hermann Breith) были:
            – 16-я танковая дивизия с приданным 506-м тяжелым танковым батальоном;
            – 17-я танковая дивизия с приданными тяжелым танковым полком Беке
               (503-й тяжелый танковый батальон и 2-й батальон 23-го танкового полка) и
               249-м дивизионом штурмовых орудий;
            – 1-я танковая дивизия СС;
            – 198-я пехотная дивизия;
            – 34-я пехотная;
            – боевая группа Хупперта из 1-й танковой дивизии.

Ещё с 26 января началась оттепель, дождь сменялся мокрым снегом. Если днем наступала оттепель, то ночью было холодно и сыро. Резко возросло число заболевших солдат.

Для ликвидации прорвавшихся немецких войск в помощь войскам 6-й советской танковой армии в сражение была введена 2-я танковая армия в составе 3-го и 16-го танковых корпусов, имевшая на вооружении 278 Т-34-76, 15 «Валентайн IX» и 33 САУ и начавшая контратаку утром 6 февраля.

5 февраля в район проведения операции «Ванда» в состав III танкового корпуса начали прибывать части 1-й танковой дивизии. Первой прибыла боевая группа Хупперта (Kampfgruppe Huppert).  Боевая группа состояла из II-го батальона 1-го танкового полка, II-го батальона 1-го панцергренадерского полка, 1-го разведывательного батальона (без 3-й роты), 1-го дивизиона 73-го артиллерийского полка. Группой командовал командир 1-го разведывательного батальона майор доктор юриспруденции Хельмут Хупперт (Dr. jur. Helmut Huppert).

Боевая группа Хупперта начала наступление 6 февраля. В ней было 30 танков Pz. IV из II батальона 1-го танкового полка.  Группа была усиленна батальоном пехоты 198-й пехотной дивизии, саперами и штурмовыми орудиями.  Боевая группа Хупперта вместе со 198-й пехотной дивизией должна была занять возвышенность между Шубиными Ставами и Босовкой.  В 9:45 они пошли в атаку из Павловки,  прорвали советские позиции под Виноградом и достигли церкви в центре села.  Во второй половине дня группа Хупперта заняла всё село и отбила контратаку советских частей.

34-я пехотная дивизия и подразделения из танковой дивизии СС «Лейбштандарт» и 16-й танковой дивизии вели жаркие бои вокруг Тыновки.  Панцергренадерский полк 16-й танковой дивизии в упорном бою захватил северную половину Татьяновки.

Большую часть дня 7 февраля  атаки противника и распутица вынуждали соединения III-го танкового корпуса вести оборонительные бои. 17-я танковая дивизия отбивала советские контратаки в Вотылевке. Части 16-й танковой дивизии полностью захватили Татьяновку.  Части 198-й пехотной дивизии и боевая группа Хупперта 1-й танковой дивизии попытались вытеснить советские части из Винограда и занять возвышенность на восточной части села.  В 16:45  два пехотных батальона начали атаку при поддержке одной танковой роты II танкового батальона 1-й танковой дивизии.  В роте было 18 танков Pz. IV и 2 командирских Pz. III.  Танки застряли в 500 метрах восточнее Винограда,  а пехота столкнулась с упорным сопротивлением советских войск.

От рано наступившей распутицы, местность превратилась в сплошное болото.  Кое-где ещё оставался тонкий снежный покров.  Кое-где зацвели фиалки. Оттепель продолжалась.  По плохим дорогам с трудом передвигалась только гусеничная техника.  В это время танки I-го батальона («Пантер»)  1-й танковой дивизии стояли в районе Черная Каменка – Иванки без горючего и боеприпасов, которые удалось подвезти лишь 8 февраля, и боевая группа Хупперта пополнилась батальоном «Пантер».

9 февраля в 08:45 утра боевая группа Хупперта начала наступление.  В бой в составе группы вступили 69 танков,  в том числе 48 «Пантер», 1 командирская «Пантера», 18 Pz. IV и 2 командирских Pz. III.  Боевая группа Хупперта захватила Толстые Роги,  что позволило 308-му пехотному полку 198-й дивизии продвинуться до Шубиных Ставов.  Затем они были вынуждены перейти к обороне, отбивая советские атаки.  К исходу дня боевая группа Хупперта потеряла по разным причинам одну «Пантеру» и два командирских Pz. III.

17-я танковая дивизия заняла Репки.  Затем у её танков закончилось горючее,  и она остановилась.  16-я танковая дивизия тоже прекратила атаковать из-за недостатка горючего. Из-за очень медленного продвижения ударной немецкой группировки штаб 1-й танковой армии принял решение изменить направление наступления.  Новый удар должен быть нанесён из района Ризино в общем направлении на Лысянку.

Утром 9 февраля в районе Лысянки заняли круговую оборону советская 8-я гвардейская танковая бригада 20-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии, 1895-й самоходно-артиллерийский полк и полк 31-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады.

10 февраля дожди, шедшие уже несколько дней, ещё более усилились, и земля раскисла полностью. В грязи оставалось много вышедшей из строя и увязшей техники. Один артдивизион 73-го артиллерийского полка 1-й танковой дивизии потерял в грязи 11 из 15 тягачей для орудий и не смог во время выйти в район развертывания.  Штаб III танкового корпуса имел только три машины на ходу.  16-я и 17-я танковые дивизии не имели никакого продвижения за день,  как считали в дивизиях, из-за катастрофического состояния дорог. Ночной мороз облегчил на время передвижение по местности.

К февралю 1944 года на фронт были отправлены лишь семь батальонов «Пантер».  6 из них были задействованы для прорыва к окруженной группировке в составе III-го и XXXXVII-го танковых корпусов.  В составе III танкового корпуса были сосредоточены более половины всех «Тигров» и «Пантер» на Восточном (советско-германском) фронте.

С 4 по 10 февраля дивизии III танкового корпуса потеряли много танков, в основном, по техническим причинам и из-за плохого состояния дорог. За неделю боёв общие потери танков и штурмовых орудий составили 39%. Большая часть из них была возвращена в строй в ближайшие дни.  Вечером 10 февраля в 4-х танковых дивизиях III танкового корпуса вместе с приданными батальонами было 155 боеготовых танков и штурмовых орудий,  в том числе больше половины – «Пантеры» и «Тигры».  В 1-й танковой дивизии имелось боеготовых 48 «Пантер» и 18 Pz. IV.  В окружении продолжали находиться около 55 тысяч немецких солдат и офицеров,  а советские войска все ближе приближались к единственному аэродрому в «котле».

Вторая попытка освободить окружённую Черкасскую группировку

Состав III танкового корпуса 11 февраля 1944 года:
– 1-я танковая дивизия СС;
– 17-я танковая дивизия (боевые группы Финка, Питша и Франка II);
– 16-я танковая дивизия (боевые группы Беке и Блёмеке);
– 1-я танковая дивизия, не полностью прибывшая (боевые группы Франка I и Хупперта);
– 198-я пехотная дивизия.

Боевой порядок III танкового корпуса 11 февраля 1944 года:
– 16-я танковая дивизия и тяжелый танковый полк Беке наступали в центре от Шубиных Ставов;
– слабая 17-я танковая дивизия должна была наступать на левом фланге;
– танковая дивизия СС «Лейбштандарт» прикрывала фланг III танкового корпуса с севера;
– две боевые группы 1-й танковой дивизии должны были наступать на правом фланге корпуса.

Несколько частей и подразделений 1-й танковой дивизии все еще оставались южнее района сосредоточения, пробираясь через грязь.  Из подошедших подразделений 1-й танковой дивизии была создана ещё одна группа – боевая группа Франка (Kampfgruppe Frank),  которая состояла из I батальона («Пантер») 1-го танкового полка  и  II батальона 113-го полка  1-й танковой дивизии с приданным ей батальоном 326-го пехотного полка 198-й пехотной дивизии. Командиром боевой группы был назначен подполковник Гейнц Франк  (Heinz-Werner Frank), командир 1-го танкового полка.

11 февраля в 06:30 из района восточнее Рыжановки в северном направлении начала наступление боевая группа Франка 1-й танковой дивизии.  Впереди шла рота «Пантер» под командованием лейтенанта Зеемана. На броне танков, следующих позади, сидела мотопехота (панцергренадёры).  Бронетранспортеры 1-й танковой дивизии еще не прибыли,  и не было другого способа провезти мотопехоту через грязь.  Через два часа была занята Чижковка,  и танки продолжали двигаться на север через Яблоновку,  Жабинку к реке Гнилой Тикич.  Танки подошли к реке близ Бужанки,  но не могли переправиться.  Тогда панцергренадеры перешли реку по маленькому мосту и захватили плацдарм на северном берегу Гнилого Тикича. За 6 часов боевая группа Франка смогла пройти с боями 15 километров.

В 7:00 16-я танковая дивизия и тяжёлый танковый полк Беке начали прорыв советской обороны из района южнее Шубиных Ставов.  Через несколько часов, пройдя 8-10 километров, 16-я танковая дивизия тоже вышла к Бужанке и создала плацдарм у Франковки,  где на реке Гнилой Тикич захватила единственный неповреждённый мост, по которому могли пройти танки. К мосту у Франковки был направлен танковый полк Беке,  в составе которого были 503-й тяжелый танковый батальон (10 «Тигров») и 2-й батальон 23-го танкового толка (16 «Пантер»). Командовал полком подполковник Франц Беке (Dr. Franz Bäke).

17-я танковая дивизия, которая имела мало танков, прикрывала левый фланг атакующей группировки III танкового корпуса.

За пять часов наступления соединения III танкового корпуса прошли треть расстояния до окруженной группировки и совершили переправу через наиболее серьезную водную преграду. «Пантеры» танкового полка Беке переправились через Гнилой Тикич по мосту во Франковке,  а тяжёлые танки «Тигр» перешли реку вброд,  который они нашли по следам от гусениц советских танков. Боевая группа Беке незамедлительно продолжила наступление.

В это время боевая группа Франка пошла в атаку на северо-восток вдоль южного берега Гнилого Тикича в направлении Лысянки.  Для обороны плацдарма на северном берегу реки была оставлена панцергренадерская рота при огневой поддержке 4-й танковой роты батальона «Пантер», находившейся на южном берегу.

В 15:40, на полпути к Лысянке, подполковник Франк отправил радиограмму о том, что его группе срочно требуется горючее и боеприпасы.  Снабжение группы из-за грязи и оставшихся очагов сопротивления в тылу у танкистов затянулось до вечера.

В наступившей темноте боевая группа Франка продвигалась по дороге из Бужанки на Лысянку, которую река Гнилой Тикич делила на две половины. Немецкие танки без боя подошли к юго-восточной окраине Лысянки и сходу пошли в атаку.  Слева от дороги наступала 1-я рота I батальона, 2-я танковая рота шла в атаку справа от дороги.  За ними следовали 3-я танковая рота и «Пантера» командира боевой группы и 1-го танкового полка подполковника Франка с номером на башне «R01». Мотопехота (панцергренадеры) разместилась на танках.

Советская оборона,  состоявшая из танков и противотанковых пушек,  начиналась в 30 метрах от крайних домов села.  Пользуясь внезапностью,  «Пантеры» 1-й роты быстро прошли сквозь советскую оборону перед селом.  2-я рота тоже не встретила активного сопротивления. При продвижении в Лысянке,  панцергренадеры спешились с танков,  а «Пантеры» попали на минное поле.  Несколько танков были выведены из строя,  подорвавшись на минах.  Темп атаки снизился, начались ожесточенные уличные бои. Ночью боевая группа Франка захватила южную часть Лысянки, но мост через реку взорвали советские саперы.

12 февраля боевая группа Беке не вела боёв из-за нехватки горючего и боеприпасов. Боевая группа Блёмеке тоже почти бездействовала.  Колонны снабжения доставили горючее и боеприпасы группе Беке в ночь на 13 февраля.  17-я танковая дивизия немного продвинулась вперед для прикрытия левого фланга 16-й танковой дивизии.  Части 198-й дивизии вели бои в Винограде с советской 3-й воздушно-десантной дивизией.

1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» отбивала атаки советской 58-й стрелковой дивизия в районе Репок.  «Лейбштандарт», как и другие дивизии, имел проблемы с подвозом боеприпасов и горючего.  Кроме того, из-за плохого состояния дорог полевые кухни «Лейбштандарта» все еще не прибыли в боевые части. Солдатам были выданы мясные консервы, которые ещё нужно было разогреть.

1-я танковая дивизия  12 февраля также занималась подвозом горючего и боеприпасов. 4-я рота «Пантер» с тремя десятками панцергренадёров под командованием лейтенанта Валля, оставленные в Бужанке,  были отозваны в Лысянку.  Это давало боевой группе Франка свежие силы и некоторое количество боеприпасов и горючего.

Между Бужанкой и Лысянкой было всего 6 километров. Когда отряд подходил к Лысянке, в танк лейтенанта Валля попал противотанковый снаряд,  ранив и убив панцергренадёров, сидевших на ее броне.  Командир второго танка обер-фельдфебель Штриппель передал по радио остальным экипажам танков, чтобы те остановились, а его танк на предельной скорости проскочил через открытое пространство и скрылся за домами в селе. Штриппель вылез из танка пешком разведал позиции советских противотанковых пушек, потом из своей «Пантеры» открыл огонь с тыла по советским артиллерийским позициям.  После этого остальные танки роты Валля благополучно прибыли в Лысянку.

Сообщение между боевой группой Франка и другими частями 1-й танковой дивизии было плохое и непостоянное,  так как дороги из Лысянки на запад и юго-запад находились под огнем советской артиллерии.  Одна из немецких колонн машин снабжения в ночь на 12 февраля была расстреляна советскими противотанковыми пушками и самоходными орудиями южнее Бужанки в районе между Яблоновкой и Тихоновкой.

40 транспортных самолетов сбросили горючее в канистрах в районе боевых действий III танкового корпуса. В районе расположения боевой группы Франка лишь два самолета сбросили свои канистры. Несколько самолётов сбросили свой груз в лес южнее Лысянки, где располагались советские части.

Боевые действия III танкового корпуса и 1-й танковой дивизии
при прорыве к Черкасскому «котлу» с 11 по 18 февраля 1944 года

Боевые действия 1-й танковой дивизии при прорыве к Черкасскому котлу

13 февраля генерал Герман Брейт отдал приказ «сейчас или никогда» и наступление III танкового корпуса продолжилось. Тяжелый танковый полк Беке двигался на северо-восток, имея батальон «Тигров» слева и батальон «Пантер» справа. Части 16-й танковой дивизии атаковали на левом фланге полка Беке. 16-я танковая дивизия и полк Беке утром прорвали оборону частей 2-й танковой армии под Дашуковкой, захватили её и Чесновку.  Боевая группа Беке заявила об уничтожении 70 советских танков и 40 противотанковых пушек.  Группа потеряла 5 «Тигров» и 4 «Пантеры». Во второй половине дня были взяты Хижинцы. Было пройдено ещё 12 километров, до окруженной группировки оставалось всего 10 км.

Боевая группа Франка 1-й танковой дивизии вброд переправилась через Гнилой Тикич и с боем захватила плацдарм.  Первой форсировал реку танк обер-фельдфебеля Штриппеля в сопровождении ещё шести «Пантер» с экипажами добровольцев при поддержке пикирующих бомбардировщиков.  После танков перешли вброд реку с ледяной водой солдаты из 6-й роты 113-го панцергренадерского полка.  К полуночи боевая группа Франка овладела западной частью Лысянки.  Саперы 37-го саперного батальона дивизии приступили к восстановлению взорванного моста.  К вечеру 13 февраля в боевой группе Франка оставалось 22 боеготовые «Пантеры». 6 танков требовали ремонта.

Большие успехи 16-й и 1-й танковых дивизий отметил командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал фон Манштейн, отправив в штабы III танкового корпуса, 1-й, 16-й и 17-й дивизий радиограмму: «Браво! Несмотря на грязь и русских, многое уже сделано. Теперь остался последний шаг. Сожмите зубы и — вперед. Сейчас или никогда. Этот шаг тоже будет удачным».

На острие наступления 1-й танковой дивизии атаковала боевая группа Франка, которая состояла из 1-го танкового полка (без II батальона),  II батальона 113-го панцергренадерского полка и 37-го сапёрного батальона (без одной роты).  Остальные силы дивизии были заняты на подвозе горючего и боеприпасов и прикрытии восточного фланга, а некоторые подразделения и части до сих пор не прибыли.

299-й армейский зенитно-артиллерийский дивизион занимал позиции в районе Ризино, не имея средств для передвижения.  Его полугусеничные бронетранспортёры были изъяты для подвоза грузов боевой группе Франка.  Для охраны колонн с грузами по дороге из Тихоновки в Лысянку от возможных атак советских войск использовались несколько танков Pz. IV и самоходки «Веспе» и «Хуммель», а также рота саперов и подразделения панцергренадерского батальона на бронетранспортерах.  Восточный фланг от Кобыляк до Тихоновки прикрывали II танковый батальон  (12 танков Pz. IV),  1-й разведывательный батальон,  противотанковая рота,  рота  панцергренадёров и три артиллерийские батареи.  Остальные части и подразделения дивизии пробирались через грязь южнее района боевых действий.

III танковый корпус имел растянутые фланги и протяженные пути снабжения ударных частей.  Севернее 1-й танковой дивизии атакующая немецкая группировка имела небольшие силы: тяжелый танковый полк Беке, 506-й тяжелый танковый батальон, из частей 16-й танковой дивизии – батальон «Пантер»,  панцергренадерский батальон на бронетранспортерах  и разведывательный батальон.  Остальные силы 16-й танковой дивизии, все части 17-й танковой дивизии и танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» прикрывали северный фланг корпуса.  198-я пехотная дивизия сумела вернуть контроль над Виноградом и охраняла с севера коммуникации III танкового корпуса у основания выступа, который был образован в результате вклинения корпуса в советскую оборону.

Чтобы закрыть разрыв между 1-й и 16-й танковыми дивизиями,  боевая группа Питша из 17-й танковой дивизии поздно вечером 13 февраля перешла в наступление севернее Гнилого Тикича с целью подойти к Лысянке с северо-востока. В  составе группы были 1 Pz. IV, 3 «Тигра» из 506-го тяжелого танкового батальона и 2 StuG-III из 249-го дивизиона штурмовых орудий с небольшим количеством пехотинцев. При подходе к Лысянке был подбит один «Тигр».

14 февраля боевая группа Беке не смогла продвинуться из-за труднопроходимой местности восточнее Хижинцев и упорного сопротивления советских войск.

14 февраля боевая группа Франка наступала на хутор Октябрь на северо-восток от Лысянки и сумела захватить неповреждённый мост грузоподъемностью 40 тонн через ручей с крутыми берегами, текущий в Гнилой Тикич между Лысянкой и Октябрём.  Мост в наступившей темноте захватил взвод «Пантер» под командованием обер-фельдфебеля Штриппеля. При этом «Пантера» Штриппеля подбила два советских танка Т-34, охранявших мост. Общий боевой счёт уничтоженных Штриппелем советских танков достиг 60-ти.

К боевой группе Франка подошла небольшая боевая группа Питша,  что было весьма кстати.  Многие танки Франка по разным причинам не были готовы к бою, в строю оставалось мало панцергренадёров. Потери не были большими, но было много обморожений, «траншейной стопы» и болезней,  вызванных плохими условиями пребывания (вши, дизентерия),  особенно у панцергренадёров. 14 февраля некоторые части подразделения 1-й танковой дивизии все еще +пробирались через грязь на дорогах.

Во второй половине дня к Лысянке подошла колонна снабжения 1-й танковой дивизии. Колонну сопровождало сильное охранение,  которым командовал командир I батальона 113-го панцергренадёрского полка майор резерва Георг Фейг (Georg Feig).  В это время в Лысянке всё ещё шёл бой. К концу дня группа Франка взяла под контроль все село.  В течение ночи саперы 37-го саперного батальона боевой группы Франка закончили восстановление и усиление моста в Лысянке.

Открытие боевой группой Франка нового пути в северо-восточном направлении привело к переносу основного удара в район Лысянки,  поскольку местность восточнее Хижинцев была труднопроходимой.  Для этого в район Лысянки был переброшен тяжелый танковый полк Беке. 14 февраля ударил мороз, но во второй половине дня начался сильный снегопад. Передвижение по дорогам по-прежнему было затруднительным.

15 февраля в наступление из Лысянки пошли немногочисленные танки боевой группы Франка, тяжёлого танкового полка Беке и боевой группы Питша.  Утром 15-го в 1-й танковой дивизии в строю находились 16 «Пантер» и 11 Pz. IV.  В группе Франка из 16 «Пантер» были полностью боеготовые 9 машин, 3 «Пантеры» были условно боеготовые и 4 «Пантеры» только с пулеметами (из-за нехватки боеприпасов).

Прорыв Корсунь-Шевченковского (Черкасского) «котла»
16-18 февраля 1944 года

16 февраля усилился ветер, и снегопад превратился в метель, которая усилилась ночью 18 февраля.

Утром 16 февраля боевая группа Франка перешла в атаку на хутор Октябрь. «Пантеры» отражали контратаку танков Т-34. В ходе боя две «Пантеры» провалились в небольшие овраги, скрытые под снегом.  С трудом, но они были возвращены в строй.  Группа Питша поддерживала Франка и имела один Pz. IV,  одно штурмовое орудие StuG-III и 19 солдат и офицеров из 17-го разведывательного батальона 17-й танковой дивизии.

Тяжелый танковый полк Беке атаковал высоту 239,0 в 2-х км северо-восточнее Октября. Силы полка Беке значительно уменьшились.  Вместо 2-х полноценных танковых батальонов в начале наступления,  теперь полк имел два взвода «Тигров» и два взвода «Пантер».  После ожесточённого боя с советскими танками и занятия высоты 239,0,  «Тигры» организовали её оборону.

Получив по воздуху горючее и боеприпасы, боевая группа Франка продолжила атаку на Октябрь.  В этот раз группа пошла в обход слева,  чтобы подойти к Октябрю с севера.  Три «Пантеры» увязли в болоте, прикрытым недавно выпавшим снегом. Хутор Октябрь был захвачен. До окруженной группировки оставалось 7 км. К концу дня в боевой группе Франка осталось 12 «Пантер», а в ротах II батальона 113-го панцергренадерского полка было в среднем по 12 чел.  В Лысянке и вблизи нее оставалось много танков,  имевших механические повреждения или просто застрявших.  Поскольку состояние местности не давало возможности на быстрый ремонт или эвакуацию обездвиженных танков, многие из них были подготовлены к взрыву.

Прорыв из окружения был начат в 23 часа 16 февраля, чтобы воспользоваться темнотой и внезапностью.  Первыми двинулись части корпусной группы «Б» и 72-й пехотной дивизии. Через полчаса к ним присоединились части танковой дивизии СС «Викинг»,  наиболее сильного соединения группы Штеммермана. Прорывавшиеся на Лысянку немецкие войска были отклонены советским танковым заслоном южнее.  На пути немецких колонн была сильно пересеченная местность,  изобилующая многочисленными оврагами и крутыми склонами,  которая не была проходимой для техники и тяжелого вооружения,  которые пришлось бросить,  приведя их в негодность.

Основная масса выходящих из окружения подошли к р. Гнилой Тикич восточнее Лысянки, однако ни мостов, ни других возможностей для переправы не было. Под огнём советских танков Т-34 и противотанковых пушек с холма в 500 метрах от берега немецкие солдаты,  невзирая на ледяную воду и сильное течение, пытались переправиться вплавь или на подручных средствах. Часть из них добралась до противоположного берега, часть утонула из-за тяжелого намокшего обмундирования и переохлаждения.

К утру 18 февраля удалось построить временные пешеходные мосты.  Но значительное число солдат смогло выйти по северному берегу реки на запад к Лысянке. По данным командира XXXXII корпуса генерал-лейтенанта Маттенклотта из «котла» самостоятельно вышли 27 703 немецких солдата и 1063 «хиви», а также вывезено 7 496 раненых.  Всего из окружения вышли 36 262 человека. Кроме того, из «котла» по воздуху был вывезен в тыл 4161 раненый и больной. Вся техника и снаряжение были потеряны, почти треть окружённых погибла или попала в плен.

19 февраля дивизии III танкового корпуса, в том числе и 1-я танковая дивизия начали отход от Лысянки и из выступа.  В этот день командиром 1-й танковой дивизии был назначен полковник Вернер Маркс  (Werner Marcks).  29 февраля основные силы дивизии подходили от Умани к Виннице.

Потери 1-й танковой дивизии  с 1 по 20 февраля составили 35 человек убитыми,  212 ранеными и 3 пропавшими без вести.  За этот же период дивизия безвозвратно потеряла 51 танк  (39 «Пантер»),  из них 16 танков было потеряно от огня противника,  3 подорвались на минах, 2 – от самовозгорания, 25 – по техническим причинам, 5 завязли в грязи и болотах.

Три «Пантеры» группы Франка, которые подорвались на минах, получили очень большие повреждения и впоследствии были взорваны из-за невозможности их ремонта или эвакуации. Танки с механическими поломками,  которые не удалось эвакуировать,  при отступлении были взорваны. Три танка застряли в грязи к броду у Лысянки.  При отступлении их также пришлось взорвать.

Непрерывные тяжелые бои с советскими войсками в течение двух недель в грязи и снегу истощили силы личный состав всех дивизий III танкового корпуса,  в том числе и 1-й танковой дивизии.  Усугубляло эту ситуацию скудное питание.  Полевые кухни так и не добрались до передовой.  Солдаты были лишены горячей пищи в промозглую погоду и питались только сухим пайком.  Они полноценно не спали уже много дней; теплых укрытий для отдыха не было.  Обувь и обмундирование износились.  В одной роте 1-й танковой дивизии из 70 человек за один день было зафиксировано 20 обморожений.

Боевые действия 1-й танковой дивизии с марта 1944 года по май 1945 года

1-я танковая дивизия вермахта

1-я танковая дивизия в боях на территории Советского Союза в 1941-42 годах

Вверх 1 тд в 41-42 1 тд в 43-44 1 тд в 1945