Вторая мировая война и Великая Отечественная война

III рейх
Танковые войска

Третий рейх (III reich)

Вверх
1 тд
2 тд
3 тд
4 тд
5 тд
6 тд
7 тд
8 тд
9 тд
10 тд
11 тд
12 тд
13 тд
14 тд
15 тд
16 тд
17 тд
18 тд
19 тд
20 тд
21 тд
22 тд
23 тд
24 тд
25 тд
26 тд
27 тд
45 тд "Клаузевиц"
116 тд "Виндхунд"
130 Учебная тд
155 тд
155 резервная тд
178 тд
179 тд
179 резервная тд
232 тд "Татра"
233 тд
233 резервная тд
273 резервная тд
"Фельдхеррнхалле"
"Фельдхеррнхалле-2"
тд "Берген"
тд "Гольштейн"
тд "Кемпф"
тд "Курмарк"
тд "Мюнхеберг"
тд "Норвегия"
тд "Силезия"
тд "Ютербог"

 

1-я танковая дивизия вермахта

1. Panzer-Division

1. thüringische Panzerdivision

1-я танковая дивизия  (1. Panzer-Division)  вермахта начала формирование 15 октября 1935 года в Веймаре (Weimar) в 9-м военном округе (Wehrkreis IX) из частей 3-й кавалерийской дивизии и 2-й учебной автокоманды (Kraftfahr-Lehrkommando II). 1-я танковая дивизия состояла из 1-й танковой бригады (3 танковых полка),  1-й стрелковой бригады,  73-го артиллерийского полка, разведывательного батальона и подразделений поддержки.  Штаб дивизии находился в Веймаре, части и подразделения дивизии размещались в Веймаре, Эрфурте (Erfurt), Эйзенахе (Eisenach),  Зондерсхаузене (Sondershausen),  Лангензальце (Langensalza).  Именное название 1-й танковой дивизии – Тюрингская или Тюрингско-Гессенская.  Первым командиром дивизии стал генерал-лейтенант Максимилиан фон Вейхс (Maximilian von Weichs).

Опознавательные знаки 1-й танковой дивизии вермахта

Опознавательный знак 1-й танковой дивизии 1935-1940            Опознавательный знак 1-й танковой дивизии 1940            Опознавательный знак 1-й танковой дивизии 1941-42            Опознавательный знак 1-й танковой дивизии 1943-45

1935-1940       2-е полугодие 1940       1941-1942              1943-1945

Организация 1-й танковой дивизии вермахта в августе 1939 г.
(1. Panzer-Division)

Штаб дивизии (Stab 1. Panzer-Division)

1-я танковая бригада (Panzer-Brigade 1)

     1-й танковый полк (Panzer-Regiment 1)
         танковый батальон I (две легкие танковые роты и рота средних танков)
         танковый батальон II (две легкие танковые роты и рота средних танков)

     2-й танковый полк (Panzer-Regiment 2)
         танковый батальон I (три легкие танковые роты)
         танковый батальон II (три легкие танковые роты)

1-я стрелковая бригада (Schützen-Brigade 1)
     1-й стрелковый полк (Schützen-Regiment 1)
         стрелковый батальон I
         стрелковый батальон II
     1-й мотоциклетный стрелковый батальон (Kradschützen-Bataillon 1)

73-й артиллерийский полк (Artillerie-Regiment 73)

4-й разведывательный батальон (Aufklärungs-Abteilung 4)
37-й противотанковый дивизион (Panzerjäger-Abteilung 37)
37-й сапёрный батальон (Pionier-Bataillon 37)
37-й батальон связи (Nachrichten-Abteilung 37)
81-я административно-хозяйственная группа (Verwaltungstruppen 81)
81-я служба снабжения (Nachschubdienste 81)

        В октябре 1939 года 3-й батальон 69-го стрелкового полка 20-й моторизованной пехотной дивизии был добавлен к 1-й танковой дивизии как 3-й батальон 1-го стрелкового полка.
        Стрелковой бригаде была подчинена одна рота тяжелого оружия 477-го пехотного полка с шестью тяжелыми 150-миллиметровыми пехотными орудиями.

Организация 1-й танковой дивизии вермахта в мае 1940 г.
(1.Panzer-Division)

Штаб дивизии (Stab 1. Panzer-Division)

1-я танковая бригада (Panzer-Brigade 1)

     1-й танковый полк (Panzer-Regiment 1)
         танковый батальон I (две легкие танковые роты и рота средних танков)
         танковый батальон II (две легкие танковые роты и рота средних танков)

     2-й танковый полк (Panzer-Regiment 2)
         танковый батальон I (три легкие танковые роты)
         танковый батальон II (три легкие танковые роты)

1-я стрелковая бригада (Schützen-Brigade 1)
     1-й стрелковый полк (Schützen-Regiment 1)
         стрелковый батальон I
         стрелковый батальон II
         стрелковый батальон III
     1-й мотоциклетный стрелковый батальон (Kradschützen-Bataillon 1)
     702-я рота тяжелых пехотных орудий подполков. Видемана из 477-го пехотного полка
         (Schwere Infanterie Geschütz Kompanie 702, OLt. Wiedemann vom IR 477)

73-й артиллерийский полк (Artillerie-Regiment 73)
         артиллерийский дивизион I
         артиллерийский дивизион II

4-й самоходный разведывательный батальон (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 4)
37-й противотанковый дивизион (Panzerjäger-Abteilung 37)
37-й сапёрный батальон (Pionier-Bataillon 37)
37-й батальон связи (Nachrichten-Abteilung 37)
81-я административно-хозяйственная группа (Verwaltungstruppen 81)
81-я служба снабжения (Nachschubdienste 81)
81-я полевая почта (Feldpostamt 81)
81-й отряд полевой жандармерии (Feldgendarmerie-Trupp 81)
81-я медицинская служба (Sanitätsdienste 81)

        Изменения в составе 1-й танковой дивизии  в период – осень 1940 – весна 1941 года.
        20 октября 1940 года 2-й танковый полк был переведён в 16-ю танковую дивизию, 3-й батальон 1-го стрелкового полка был переименован в 1-й батальон 113-го стрелкового полка.
        В феврале 1941 года 2-й батальон 69-го моторизованного стрелкового полка стал 2-м батальоном 113-го стрелкового полка. В 1941 году 73-й артиллерийский полк получил 3-й дивизион, сформированный из 2-го дивизиона 56-го артиллерийского полка.

Организация 1-й танковой дивизии вермахта весной 1941 г.

Штаб дивизии (Stab 1. Panzer-Division)

1-й танковый полк (Panzer-Regiment 1)
     танковый батальон I (штабная, две лёгкие танковые роты и рота средних танков)
     танковый батальон II (штабная, две лёгкие танковые роты и рота средних танков)

1-й стрелковый полк (Schützen-Regiment 1)
     стрелковый батальон I
     стрелковый батальон II

113-й стрелковый полк (Schützen-Regiment 113)
     стрелковый батальон I
     стрелковый батальон II

73-й артиллерийский полк (Artillerie-Regiment 73)
     артиллерийский дивизион I
     артиллерийский дивизион II
     артиллерийский дивизион III

1-й мотоциклетный стрелковый батальон (Kradschützen-Bataillon 1)
4-й самоходный разведывательный батальон (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 4)
37-й противотанковый дивизион (Panzerjäger-Abteilung 37)
37-й сапёрный батальон (Pionier-Bataillon 37)
37-й батальон связи (Nachrichten-Abteilung 37)
81-я административно-хозяйственная группа (Verwaltungstruppen 81)
81-я служба снабжения (Nachschubdienste 81)
81-я полевая почта (Feldpostamt 81)
81-й отряд полевой жандармерии (Feldgendarmerie-Trupp 81)
81-я медицинская служба (Sanitätsdienste 81)

        1 июня 1942 года был расформирован 4-й самоходный разведывательный батальон после больших потерь, понесённых в зимних боях во время советского контрнаступления под Москвой.
        19 июня I танковый батальон был выведен из состава дивизии, переименован в 116-й танковый батальон и направлен в 16-ю моторизованную дивизию.
        5 июля 1942 года все стрелковые полки были переименованы в панцергренадерские и получили новый цвет знаков различия – салатный, тогда как солдаты пехотных дивизий сохранили белый цвет.

Организация 1-й танковой дивизии вермахта в июле 1942 г.

Штаб дивизии (Stab 1. Panzer-Division)

1-й танковый полк (Panzer-Regiment 1)
     танковый батальон II (штабная, две легкие танковые роты и рота средних танков)

1-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 1)
     панцергренадерский батальон I (4 роты на полугусеничных бронетранспортёрах)
     панцергренадерский батальон II (5 рот)

113-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 113)
     панцергренадерский батальон I (4 роты на полугусеничных бронетранспортёрах)
     панцергренадерский батальон II (5 рот)

73-й артиллерийский полк (Artillerie-Regiment 73)
     артиллерийский дивизион I
     артиллерийский дивизион II
     артиллерийский дивизион III

37-й противотанковый дивизион (Panzerjäger-Abteilung 37)
37-й сапёрный батальон (Pionier-Bataillon 37)
37-й батальон связи (Nachrichten-Abteilung 37)
81-я административно-хозяйственная группа (Verwaltungstruppen 81)
81-я служба снабжения (Nachschubdienste 81)
81-я полевая почта (Feldpostamt 81)
81-й отряд полевой жандармерии (Feldgendarmerie-Trupp 81)
81-я медицинская служба (Sanitätsdienste 81)

        27 января 1943 года I батальон 203-го танкового полка 101-й танковой бригады был введен в состав 1-й танковой дивизии и переименован во II батальон. I батальон 1-го танкового полка был увеличен до 4-х рот.
        15 марта в состав дивизии вошёл 299-й армейский зенитно-артиллерийский дивизион (Heeres-Flak-Artillerie-Abteilung 299).
        15 апреля 1943 года в составе 1-й танковой дивизии был сформирован 1-й самоходный разведывательный батальон Panzer-Aufklärungs-Abteilung 1).
        1 ноября 1943 года I батальон был переклассифицирован в «батальон Пантер» (Panther-Abteilung).

Организация 1-й танковой дивизии осенью 1943 года

Штаб дивизии (Stab 1. Panzer-Division)

1-й танковый полк (Panzer-Regiment 1)
     батальон "Пантер" (Panther-Abteilung)
     танковый батальон II (Panzer-Abteilung II)

1-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 1)
     панцергренадерский батальон I (Panzer-Grenadier-Abteilung I)
     панцергренадерский батальон II (Panzer-Grenadier-Abteilung II)

113-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 113)
     панцергренадерский батальон I (Panzer-Grenadier-Abteilung I)
     панцергренадерский батальон II (Panzer-Grenadier-Abteilung II)

73-й самоходный артиллерийский полк (Artillerie-Regiment 73)
     самоходный артиллерийский дивизион I (Panzer-Artillerie-Abteilung I)
     самоходный артиллерийский дивизион II (Panzer-Artillerie-Abteilung II)
     самоходный артиллерийский дивизион III (Panzer-Artillerie-Abteilung III)
     самоходный артиллерийский дивизион IV (Panzer-Artillerie-Abteilung IV)

1-й самоходный разведывательный батальон (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 1)
     штаб батальона со взводом связи (Stab mit Nachrichtenzug)
     1-я разведывательная рота на колёсных бронетранспортёрах
        – 1. Panzerspähkompanie (Rad)
     2-я разведывательная рота на полугусеничных БТР
        – 2. Panzerspähkompanie (Halbkette)
     3-я разведывательная дозорная рота на лёгких дозорных машинах
        – 3. Panzeraufklärungskompanie (leSPw)
     4-я разведывательная дозорная рота на лёгких дозорных машинах
        – 4. Panzeraufklärungskompanie (leSPw)
     5-я тяжёлая рота (5. schwere Kompanie).

37-й противотанковый дивизион (Panzerjäger-Abteilung 37)
299-й армейский зенитно-артиллерийский дивизион (Heeres-Flak-Artillerie-Abteilung 299)
37-й сапёрный батальон (Pionier-Bataillon 37)
37-й батальон связи (Nachrichten-Abteilung 37)
81-я административно-хозяйственная группа (Verwaltungstruppen 81)
81-я служба снабжения (Nachschubdienste 81)
81-я полевая почта (Feldpostamt 81)
81-й отряд полевой жандармерии (Feldgendarmerie-Trupp 81)
81-я медицинская служба (Sanitätsdienste 81)

28 сентября 1944 г. в состав дивизии был включен 1009-й моторизованный гренадерский батальон (Grenadier-Bataillon (motorisiert) 1009) из танковой дивизии «Татра».

Боевой путь 1-й танковой дивизии вермахта

1 октября 1937 года командиром 1-й танковой дивизии (1. Panzer Division) был назначен генерал-майор Рудольф Шмидт (Rudolf Schmidt).  1 июня 1938 года Рудольфу Шмидту было присвоено звание генерал-лейтенант.

Командир 1-й танковой дивизии
генерал-лейтенант Рудольф Шмидт

Командир 1-й танковой дивизии генерал-лейтенант Шмидт

В 1938 году 1-я танковая дивизия вермахта принимала участие в аншлюсе Австрии и аннексии Судетской области.

1939

Польская кампания (Polenfeldzug)

С 21 по 26 августа 1939 года 1-я танковая дивизия была передислоцирована в Силезию для участия в Польской кампании.  Она вместе с 4-й танковой дивизией и двумя пехотными дивизиями вошла в состав XVI-го моторизованного корпуса [XVI. Armeekorps (mot.)] генерала кавалерии Эриха Гёпнера (Erich Hoepner), входившего в 10 армию под командованием генерала артиллерии Вальтера фон Рейхенау (Walter von Reichenau) группы армий «Юг» (командующий генерал-полковник Герд фон Рундштедт).

1-я танковая дивизия имела в своём составе 2 танковых полка. 1-й танковый полк состоял из двух батальонов по две лёгкие танковые роты и роте средних танков в каждом  и  имел на вооружении 153 танка (Pz IV – 28, Pz III – 20, Pz II – 60, Pz I – 39, PzBef – 6). 2-й танковый полк состоял из двух батальонов по три лёгкие танковые роты в каждом и имел на вооружении 166 танков (Pz IV – 28, Pz III – 6, Pz II – 62, Pz I – 54, PzBef – 6). 1-я рота 1-го стрелкового полка 1-й танковой дивизии передвигалась на полугусеничных бронетранспортерах.

Диспозиция немецких и польских войск перед началом Польской кампании
31 августа 1939 г.

Диспозиция немецких и польских войск перед Польской кампанией

1 сентября 1-я танковая дивизия перешла польскую границу и вместе с 4-й танковой дивизией наступала в авангарде корпуса на северо-восток в общем направлении на Варшаву. Она прошла через Нысу (Nysa)  и  Ополе (Opole, в 60 км юго-восточнее Вроцлава),  севернее Ченстохова (Częstochowa).  2 сентября дивизия переправилась через реку Варта  и  создала плацдармы у деревень Гидле (Gidle) и Плавно (Plawno). 3 сентября плацдармы были расширены. Затем дивизия наступала на север и захватила Каменьск (Kamieńsk).

6 сентября 1-я танковая дивизия вышла к Томашуву (Tomaszów) и продолжила движение в северо-восточном направлении. 8 сентября передовые отряды дивизии вышли на Вислу у Гура-Кальвария (Góra Kalwaria) в 30 км южнее Варшавы. К 12 сентября части дивизии захватили ряд небольших плацдармов на восточном берегу Вислы и защищали их до 15 сентября.

16 сентября 1-я танковая дивизия выступила на северо-запад в район реки Бзура (Bzura), чтобы помочь частям 18-й немецкой пехотной дивизии. 16-18 сентября части дивизии совместно с другими дивизиями XVI-го корпуса успешно отбивали польские контратаки на реке Бзура юго-восточнее Варшавы.  После этого польские войска, окруженные двойным кольцом, сдались.  18 сентября Польская кампания для дивизии закончилась. Потери 1-й танковой дивизии в Польской кампании составили 203 убитых, 412 раненых и 38 пропавших без вести.

За умелое командование своей дивизией в Польской кампании генерал-лейтенант Шмидт был награжден планкой «1939» к Железному Кресту,  который он получил в Первую мировую войну.

После окончания войны дивизия находилась на территории Польши.  17 ноября 1939 года командиром 1-й танковой дивизии был назначен генерал-майор Фридрих Кирхнер  (Friedrich Kirchner).  В конце ноября 1939 года дивизия была передислоцирована в район Дортмунда (Dortmund).

Командир 1-й танковой дивизии
генерал-лейтенант Фридрих Кирхнер

Командир 1-й танковой дивизии генерал-лейтенант Кирхнер

1940

В феврале-марте 1-я танковая дивизия была передислоцирована на Западный вал в Мозель и Южный Эйфель и начала подготовку к Западной (Французской) кампании. 1 апреля командиру 1-й танковой дивизии Фридриху Кирхнеру было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Западная кампания (Westfeldzug)
Операция «Гельб»

В мае-июне 1-я танковая дивизия участвовала в Западной (Французской) кампании.  В мае она входила в состав XIX (19-го) моторизованного корпуса генерала танковых войск Гейнца Гудериана  (Heinz Guderian)  вместе со 2 и 10-й танковыми дивизиями и мотопехотным полком «Великая Германия» (Großdeutschland).  XIX моторизованный корпус входил в состав танковой группы генерал-полковника фон Клейста группы армий «А» (генерал-полковник фон Рунштедт).

1-я танковая дивизия имела в своём составе два танковых полка двухбатальонного состава. В каждом танковом батальоне было по две лёгкие танковые роты и роте средних танков. Всего на вооружении дивизии 254 танков, из них 96 средних танков.

1-й танковый полк (125 танков)         2-й танковый полк (129 танков)
            Pz IV – 20                                       Pz IV – 20
            Pz III – 26                                               Pz III – 30
            Pz II – 49                                                Pz II – 49
            Pz I – 26                                                 Pz I – 26
            Pz Bef – 4                                               Pz Bef – 4

10 мая 1-я танковая дивизия прошла через Люксембург  и  пересекла границу Бельгии. 11 мая дивизия прошла Витри (Witry) и Буйон (Bouillon) на юге Бельгии и перешла бельгийско-французскую границу.  Дивизии корпуса Гудериана быстро и почти незаметно для противника преодолели лесистые Арденны  и  вечером 12 мая подошли к реке Маас (Maas) и заняли Седан (Sedan) на восточном берегу реки. Французы эвакуировали свой плацдарм в Седане и взорвали все мосты через Маас.

13 мая 1, 2 и 10-я танковые дивизии форсировали реку Маас около Седана. 1-я танковая дивизия с приданным пехотным полком «Великая Германия» атаковала в центре.  2-я танковая дивизия наступала на правом фланге корпуса через Доншри (Donchery) западнее Седана.  10-я танковая дивизия прошла через южные пригороды Седана.

Атакующие штурмовые сапёры и пехотинцы при поддержке авиации переправлялись через реку на надувных лодках и катерах.  В первых надувных лодках вместе со стрелками 1-й танковой дивизии переправлялись и сапёры,  которые должны были подрывать проволочные заграждения, делая в них проходы для стрелков. Первым брешь в укреплениях «линии Мажино» (Ligne Maginot)  в районе Седана пробил II стрелковый батальон майора фон Ягова (von Jagow) 1-го стрелкового полка.

Несколько подразделений 1-й танковой дивизии зашли в тыл «линии Мажино» у Седана. Гарнизоны укреплений начали сдаваться. К вечеру по обе стороны Седана были захвачены два плацдарма, которые ночью были расширены. К полуночи части 1-й танковой дивизии вышли на возвышенность Шёвеж (Cheveuges).

Утром 14 мая был наведен понтонный мост, по которому на западный берег реки Маас переправились танки и бронетранспортёры 1-й танковой дивизии.

Подразделения 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии форсируют
по понтонному мосту реку Маас близ Седана 14 мая 1940 г.

1-й танковый полк форсирует Маас близ Седана

Командир 10-го французского армейского корпуса генерал Грандсар (Grandsart) хотел организовать контратаку своими резервами на немецкий плацдарм у Седана. Однако командир 1-й танковой дивизии генерал-лейтенант Кирхнер был предупреждён разведывательными самолетами о подготовке французской контратаки.  Он ускорил переправу соей дивизии через Маас и немедленно ударил в южном направлении, на Бульсон  („Wettlauf nach Bulson“ – «гонка на Бульсон»).

Вечером 14 мая генерал Гудериан вместе с 1-й и 2-й танковыми дивизиями продолжил наступление в западном направлении,  оставив южнее Седана 10-ю танковую дивизию и полк «Великая Германия» для защиты плацдарма у Седана. 15 мая 1-я и 2-я танковые дивизии в ходе упорных боев сломили сопротивление основных сил 9-й французской армии.  16 мая они вышли на оперативный простор и продолжали быстрое продвижение к Ла-Маншу.

Положение сторон на северо-востоке Франции 16 мая 1940 г.
Положение сторон 16.5.1940

Самоходная противотанковая пушка 4,7 cm PaK 36 (t) Panzerjäger I
в сопровождении стрелков 1-й танковой дивизии
движется в сторону Ла-Манша в мае 1940 г.

Panzerjäger I 1-й танковой дивизии

20 мая 2-я танковая дивизия достигла Абвиля (Abbeville)  на побережье Ла-Манша,  тем самым отрезав войска 1-й группы армий союзников.  1-я танковая дивизия наступала севернее уступом назад справа,  прикрывая правый фланг корпуса.  Прижатыми к морю в районе Кале (Calais) – Дюнкерк (Dunkerque) – Брюгге (Brugge) оказались 10 английских дивизий (британский экспедиционный корпус), 18 французских и 12 бельгийских дивизий, всего более 300 тыс. чел.

За успешные действия 1-й танковой дивизии командир дивизии генерал-лейтенант Фридрих Кирхнер 20 мая был награжден Рыцарским Крестом Железного Креста № 29.

21 мая 1-я и 2-я танковый дивизии повернули на северо-запад в направлении портов Булонь (Boulogne) и Кале.  23 мая 2-я танковая дивизия взяла Булонь, а 1-я танковая дивизия подошла к Кале с юга.

22 мая в бою под Девром (Desvres) погиб командир II батальона 1-го стрелкового полка майор фон Ягов.  В командование II батальоном вступил капитан доктор Эккингер  (Ekkinger), единственный австрийский офицер в полку.

24 мая 1-я танковая дивизия,  наступая вдоль побережья в восточном направлении на Дюнкерк, захватила Гравелин (Gravelines) и пересекла канал Л’Аа (L'Aa).  До самого Дюнкерка оставалось 25 километров, но дивизия,  как и все танковые дивизии,  получила приказ Гитлера остановиться на рубеже канала Л’Аа  («Чудо в Дюнкерке»).  После этого дивизия получила несколько дней передышки.

Положение сторон в районе Дюнкерка 24 мая 1940 г.
Положение сторон в районе Дюнкерка

29-30 мая 1-я танковая дивизия была отведена с западного участка кольца окружения под Дюнкерком и вместе со 2-й танковой дивизией начала марш в юго-восточном направлении к линии реки Эны (Aisne). Дивизии с 3 по 7 июня находились во втором эшелоне в районе Фурми (Fourmies) и готовились к прорыву последней французской обороны.

1-я и 2-я танковые дивизии вместе с 29-й моторизованной дивизией вошли в состав XXXXIX (49-го) моторизованного корпуса генерала танковых войск Рудльфа Шмидта  (бывшего командира 1-й танковой дивизии) танковой группы Гудериана (Panzergruppe Guderian)  группы армий «А».  3 июня за успешные бои его корпуса в мае в Нидерландах Шмидт был награждён Рыцарским крестом Железного Креста.

9 июня начался прорыв «линии Вейгана» (Ligne Weygand) у Шато-Порсьен (Chateau Porcien). 1-я танковая дивизия начала наступление 10 июня и форсировала реку Эну. Затем она прорвала французскую оборону и выдержала встречный бой с французскими танками, в котором обе стороны понесли большие потери.

12 июня танковая группа Гудериана прорвала последние позиции 4-й французской армии у Шарлон-сюр-Марна (Châlons-sur-Marne) и продолжила быстрое продвижение на юг. На острие танковой группы Гудериана наступали 1-я и 2-я танковые дивизии.

13 июня в авангарде усиленной стрелковой бригады 1-й танковой дивизии неслась на предельной скорости на своих бронетранспортёрах и мотоциклах 8-я рота обер-лейтенанта Георга Файга (Georg Feig) 1-го стрелкового полка. Была жара.  В воздухе висела пыль.  Во главе колонны 1-го стрелкового полка подполковника Германа Балька (Hermann Balck)  двигался II батальон под командованием капитана доктора Эккингера.  Затем шёл I батальон майора фон Штудница (von Studnitz). Замыкал колонну III батальон майора Рихтера (Richter).

Проехав местечко Жускур (Jussecourt),  авангард подошёл к каналу Рейн–Марн  (Rhein-Marne-Kanal) в Этрепи (Etrepy), но не смог завладеть предмостным укреплением.  Мост в Этрепи был подготовлен к взрыву.  Авангард захватил мост с лодок,  и саперы разминировали его.  За захват моста в Этрепи  командир 8-й роты  1-го стрелкового полка  обер-лейтенант Георг Файг 1 ноября 1940 года был награжден медалью за доблесть.

Части дивизии переправились через канал Рейн-Марн по мосту, вышла на оперативный простор и продолжала движение на юг вдоль Марны (Marne)  с целью выхода в тыл «линии Мажино».  14 июня дивизия прошла через Сент-Дизье (St. Dizier), Жуанвиль (Joinville), Шомон (Chaumont) и достигла Лангра (Langres).

Положение сторон в Центральной Франции 14 июня 1940 г.
Положение сторон 14 июня 1940

15 июня дивизия находилась в Гре-сюр-Сон  (Gray-sur-Saone),  а 16 июня она вошла в Безансон (Besançon).  17 июня 1-я танковая дивизия повернула на северо-восток и вышла к швейцарской границе.  18 июня дивизия взяла штурмом крепость Бельфор (Belfort),  завершив окружения французских войск, защищавших линию Мажино.

Средний танк Pz.Kpfw IV 4-й роты 1-го танкового полка
близ Серванса утром 22 июня 1940 г.

Pz.Kpfw IV 1-го танкового полка близ Серванса

После капитуляции Франции 22 июня боевые действия постепенно прекратились. В этот день части 1-й танковой дивизии находились возле Серванса (Servance) севернее Бельфора. За всю Западную (Французскую) кампанию 1940 года  (6 недель)  1-я танковая дивизия потеряла убитыми всего 495 человек.

30 июня командир 1-го стрелкового полка подполковник Герман Бальк был награждён Рыцарским крестом Железного Креста (№ 53).

После окончания Западной (Французской) кампании 1-я танковая дивизия оставалась во Франции на полигонах в долине Луары (Loire) два с половиной месяца.  С 5 сентября дивизия была переведена на переформирование в Восточную Пруссию  (Ostpreußen)  в район Цинтен (Zinten) - Зенсбург (Sensburg) - Алленштайн (Allenstein).

По реорганизации в рамках увеличения танковых войск вермахта 20 октября из 1-й танковой дивизии был изъят 2-й танковый полк для формирования 16-й танковой дивизии. Взамен 1-я танковая дивизия получила 113-й стрелковый полк (Schützen-Regiment 113).

К 1941 году 1-я танковая дивизия была перевооружена средними танками  Pz.Kpfw III и Pz.Kpfw IV, но всё еще располагала лёгкими танками Pz.Kpfw II.  На базе 1-й танковой дивизии готовились кадры для будущих танковых дивизий.  В результате подготовки личного состава на базе дивизии были сформированы 7, 8, 15, 35-й и 36-й танковые полки.

1941

18 июня 1-я танковая дивизия была передислоцирована в исходный район для начала вторжения в Советский Союз близ Тильзита (Tilsit).  Она вошла в состав XXXXI моторизованного армейского корпуса под командованием генерала танковых войск Георга-Ханса Райнхардта 4-й танковой группы  генерал-полковника Эриха Гёпнера  группы армий «Север»  (фельдмаршал Вильгельм фон Лееб).

1-я танковая дивизия (1. Panzer-Division) имела в своём составе один танковый полк – 1-й (1. Panzer-Regiment), в котором было два танковых батальона по 2 лёгкие танковые роты и роте средних танков в каждом.  На 22 июня 1941 года в 1-м танковом полку было 145 танков:  Pz IV – 20, Pz III – 71, Pz II – 43, Pz Bef – 11.

Командно-штабная машина на базе БТР Sd.Kfz. 251 mittlerer Funkpanzerwagen
из 1-й танковой дивизии в Восточной Пруссии в июне 1941 г.

Sd.Kfz.251 mittlerer Funkpanzerwagen 1-й танковой дивизии

Вторжение в СССР и боевые действия 1-й танковой дивизии
в июне 1941 г.

22 июня началось вторжение немецких войск на территорию Советского Союза, и 1-я танковая дивизия перешла советскую границу. 113-й стрелковый полк при поддержке танков, артиллерии и сапёров наступал на левом фланге дивизии в направлении на Кельмине (Kelmyne). Несколько танков и бронетранспортёров застряли в болоте поймы р. Юра (Jura)  при переходе её вброд севернее Тауроггена (Tauroggen). 1-й стрелковый полк наступал на правом фланге. К вечеру был занят Таурогген.

23-25 июня 1-я и 6-я танковые дивизии вели встречные танковые бои со 2-й советской танковой дивизией 3-го механизированного корпуса,  один батальон которой был вооружен тяжелыми танками КВ-1 и КВ-2. Бои происходили у Расейняй (Raseiniai) и севернее его в районе Восилискис (Vosiliškis) – Саукотас (Šaukotas).

Боевые действия 1-й и 6-й танковых дивизий в районе Расейняй
23 июня 1941 г.

Боевые действия 1-й и 6-й танковых дивизий в районе Расейняй

После окончания этих боев 1-я танковая дивизия прошла через Пеневежис (Panevėžys) и 28 июня форсировала реку Даугава (Запалная Двина, нем. – Düna) в районе Екабпилс (Jēkabpils) северо-западнее Даугавпилса  (Daugavpils, нем. – Dünaburg, Дюнабург).  1 июля 1-я танковая дивизия вышла на старую советскую границу,  а за ней находились старые укрепрайоны,  так называемая «линия Сталина».

Наступление 1-й танковой дивизии на Ленинград
в составе группы армий «Север» в июле-сентябре 1941 г.

5 июля главные силы дивизии подошли к Острову и заняли его.  В этот же день части 1-й танковой дивизии отбивали сильные контратаки на город с севера и северо-востока советских 3-й танковой и 111-й стрелковой дивизий.  В двух танковых полках 3-й танковой дивизии 1-го механизированного корпуса (без 1-го танкового батальона) было около 40 тяжелых танков КВ и средних танков Т-28, ок. 200 лёгких танка БТ-7 и Т-26, 30 бронеавтомобилей.  Советские танки смогли прорваться в Остров, но их не поддержала пехота, и они были выбиты частями немецкой 1-й танковой дивизии.  Советская 3-я танковая дивизия провела ещё одну атаку на Остров. Однако в 19 часов 1-я танковая дивизия и подошедшие с юга части 6-й танковой дивизии после мощной артподготовки и налёта пикирующих бомбардировщиков, которые применили горючую смесь и зажигательные бомбы,  перешли в контратаку, и советская 3-я танковая дивизия была отброшена от города.  За один день боёв, к исходу 5 июля в 3-й танковой дивизии осталось два танка КВ, один Т-28 и 40 БТ-7.

Средний танк Pz.Kpfw III в сопровождении стрелков
1-й танковой дивизии в атаке летом 1941 г.

Pz.Kpfw III в сопровождении стрелков 1-й танковой дивизии

6 июля части 1-й танковой дивизии с боями продвигались на север, а 7 июля – вела встречный танковый бой с советской 3-й танковой дивизией в районе Череха, Песчанка, Вольнево, Крякуши на подступах к Пскову (нем. – Плескау, Pleskau).

9 и 10 июля на южных окраинах Пскова частям 1-й танковой дивизии противостоял советский 3-й мотострелковый полк, который 4 июля был выведен из состава 3-й танковой дивизии. Полк был окружен, затем прорвался вдоль шоссе на Ленинград и вечером 10 июля вышел в район Комарино. 10 июля после стремительного наступления передовая боевая группа 1-й танковой дивизии захватила Псков.

Наступление 1-й танковой дивизии и соединений 4-й танковой группы
в районе Пскова 10 июля 1941 г.

Наступление 1-й танковой дивизии в районе Пскова 10 июля 1941

11 июля, в 7:50, после мощных артподготовки и бомбардировки позиций советских войск у Комарино дивизия продолжила наступление на северо-восток по обе стороны дороги Псков – Луга.  В районе Комарино – Новоселье – Лудони продвижение дивизии было задержано на несколько часов силами советских 3-го мотострелкового полка и 9-го погранотряда. В 11:25 1-й стрелковый полк в сопровождении танков 1-го танкового полка и самоходных орудий 37-го противотанкового батальона прорвался через позиции советских пограничников, вышел на рубеж Лудони – Шабаново, и вступил в бой с 3-м мотострелковым полком. К 13 часам на правом фланге дивизии 1-й мотоциклетный батальон прорвал оборону советских пограничников и вышел на рубеж Пашково – Лудони, охватив 3-й мотострелковый полк в Новоселье и Лудонях. Севернее Лудоней мотоциклисты-стрелки уничтожили батарею полевых орудий. В 15-17 часов бои велись севернее Лудоней, у Шабаново и Велени.

В 8 часов утра 12 июля 1-я и 6-я танковые дивизии XXXXI моторизованного корпуса после перегруппировки сил начали атаку.  При поддержке авиации части 1-й танковой дивизии к 13:00 вытеснили 3-й мотострелковый полк и разведбат 90-й стрелковой дивизии из Новоселья и Лудоней, отбивая постоянные советские контратаки.  Во второй половине дня советские части начали отход к деревне Николаево, который прикрывал 3-й мотострелковый полк,  находясь в аръергарде. В течение часа шел бой у смолокурни Смоляники. После тяжелого боя в 17:30 части 1-й танковой дивизии захватили Николаево. Остатки советских 90-й стрелковой дивизии и 3-го мотострелкового полка отошли к Заполью.

13 июля части 1-й танковой дивизии захватили станцию Плюсса на железной дороге Псков – Луга – Ленинград.  14 июля в 10:00 советские 3-й мотострелковый и 483-й стрелковый полки при поддержке роты танков БТ-5 из 24-й танковой дивизии нанесли удар по танковой колонне 1-го танкового полка, которая растянулась от Петрилово до Которска.  В 18:00 они овладели станцией Плюсса. Части 1-й танковой дивизии оказались разделёнными на две части.

14 июля боевая группа 1-й танковой дивизии создала плацдарм на реке Луга у деревни Сабск между Кингисеппом и Лугой. От этого плацдарма до Ленинграда было 95 км.

Положение дивизий 4-й танковой группы между Псковом и Лугой
15 июля 1941 г.

Положение дивизий 4-й танковой группы между Псковом и Лугой

15 июля в 4:40 утра от Которска во фланг обороняющимся советским войскам на станции Плюсса ударили танки 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, поддержанные стрелками и саперами.  К полудню они повторно захватили станцию Плюсса. Оставив заслон у Плюссы,  1-й танковый полк в 14:00 покинули станцию и стали двигаться на северо-запад к Лядам.  В район станции Плюсса стали прибывать части 269-й пехотной дивизии.

На реке Луга 1-я танковая дивизия задержалась на три недели и вела оборонительные бои, ожидая подхода отставших пехотных дивизий.

15 июля командир 1-й стрелковой бригады 1-й танковой дивизии генерал-майор Вальтер Крюгер (Walter Krüger) был награждён Рыцарским крестом Железного креста. 16 июля получил ранение командир 1-й танковой дивизии Фридрих Кирхнер.  17 июля командиром дивизии был назначен генерал-майор Вальтер Крюгер.

Командир 1-й танковой дивизии
генерал-лейтенант Вальтер Крюгер

Командир 1-й танковой дивизии генерал-лейтенант Крюгер

20 июля командиром 113-го стрелкового полка стал подполковник Венд фон Витерсгейм (Wietersheim).

В первых числах августа  к линии фронта по реке Луге подтянулись пехотные дивизии 18-й полевой армии.  8 августа XXXXI моторизованный корпус с плацдармов на реке Луге начал наступление на Ленинград.  Шёл ливень,  авиационной поддержки наступающим войскам не было. С плацдарма у Большого Сабска атаковали 1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии. Севернее их, с плацдарма у Поречья наступали 6-я танковая и 1-я пехотная дивизии. Немецким дивизиям противостояли советские 90-я стрелковая дивизия, 2-я дивизия ополчения и курсанты Ленинградского пехотного училища.

Начло наступления 4-й танковой группы на Ленинград
8 августа 1941 г.

Начло наступления 4-й танковой группы на Ленинград

Только на второй день наступления 1-я танковая дивизия смогла прорвать советскую оборону на плацдарме у Сабска,  пройти через лес севернее Луги и захватить Ганково.  На плацдарме,  где атаковала 6-я танковая дивизия,  два дня не было продвижения.  Части 1-й танковой дивизии через Устье,  Яблоницы,  Волпи  вышли в тыл советским войскам,  которые противостояли 6-й танковой дивизии и помогли последней прорваться со своего плацдарма.

Не сумев пробиться в восточном направлении,  войска 1-й и 6-й танковых дивизий, 36-й моторизованной и 1-й пехотной дивизий развернули наступление на север, обходя Кингисепп с востока.  14 августа они перерезали железную дорогу Кингисепп – Красногвардейск  (с января 1944 года - Гатчина). Их правый фланг прикрывала 8-я танковая дивизия.

14 августа 1-я танковая дивизия захватила станцию Молосковицы и повела наступление севернее железной дороги на Ленинград.  16 августа части 1-й и 8-й танковых дивизий взяли узловую станцию Волосово.  17-18 августа части 1-й танковой дивизии заняли район Вольгово. 19 августа она продвинулась на восток и юго-восток,  обходя Красногвардейск с юга,  и 20-го перерезала шоссе Луга – Ленинград южнее Красногвардейска.

21 августа войска ударной группировки 4-й танковой армии перешли к обороне.  Части 1-й танковой дивизии находилась западнее и южнее Красногвардейска.  6-я танковая дивизия расположилась на левом фланге фронтом на север,  откуда ожидался контрудар.  8-я танковая дивизия развернулась фронтом на юг,  где еще действовала лужская группировка советских войск.

Мотоциклисты 3-й роты 4-го разведывательного батальона 1-й танковой дивизии
Мотоциклисты 4-го разведывательного батальона 1-й танковой дивизии

8 сентября части XXXIX (39-го) моторизованного корпуса захватили Шлиссельбург и вышли к Ладожскому озеру, блокировав, таким образом, Ленинград. В это время 1-я танковая дивизия находилась во втором эшелоне в районе Вольгово западнее Красногвардейска.

9 сентября началось наступление на южные окраины Ленинграда, перед которыми было Пулково.  Части 1-й танковой дивизии вступили в бой 10 сентября,  заняли Тайцы севернее Красногвардейска и продолжили наступление на Пулково.  На левом фланге наступала 36-я моторизованная дивизия, а 6-я танковая дивизия застряла южнее, у Красногвардейска.

Положение сторон под Ленинградом 13 сентября 1941 г.
Положение сторон под Ленинградом 13 сентября 1941

13 сентября 1-я танковая дивизия с тяжелыми боями прошла несколько километров и вышла на железную дорогу на юго-западнее Пулково. 14 сентября дивизия подошла к окраине Пулково, где вела упорные бои до 18 сентября. 19 сентября началась переброска 1-й танковой дивизии вслед за другими дивизиями XXXXI моторизованного корпуса в район между Смоленском и Вязьмой в подчинение группы армий «Центр».

Наступление 1-й танковой дивизии в составе группы армий «Центр»
в октябре 1941 г.

В конце сентября – начале октября 1-я танковая дивизия вместе с XXXXI моторизованным корпусом (XXXXI. Armeekorps mot.) была направлена на московское направление в группу армий „Центр“ и вошла в состав 3-й танковой группы для наступления на московском направлении.

Части дивизии, использовавшие колесный транспорт, следовали своим ходом через Лугу, Псков, Остров, Опочку, Невель, Усвяты и Велиж.  Танки и другие гусеничные боевые машины перевозились по железной дороге. 27 сентября части на колёсном транспорте прибыли в район Демидова северо-западнее Смоленска,  в район сосредоточения 3-й танковой группы.  В это время танки разгружались на железнодорожной станции в Витебске,  откуда они шли в район сосредоточния своим ходом.

Наступление на Москву началось в 6:15 утра 2 октября 1941 года.  1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии действовали на левом фланге 3-й танковой группы и прикрывали её с севера.  Части 1-й танковой дивизии начали наступление из района Холма на северо-запад в направлении Белого, к которому подошла с юга 4 октября.  7 октября, когда передовые отряды 3-й и 4-й танковых групп сомкнули кольцо окружения в районе Вязьмы,  авангард 1-й танковой дивизии достиг Большево.

Положение сторон в районе Вяземского котла 7 октября 1941 г.
Положение сторон в районе Вяземского котла

1-я танковая и 36-я моторизованная дивизии совместно с 900-й моторизованной учебной бригадой продолжали наступление в северо-восточном направлении на Калинин.  10 октября они захватили Сычовку.

Через десять дней после начала наступления, 12 октября, передовой отряд 1-й танковой дивизии подошел к Волге в районе Старицы. Командовал передовой боевой группой командир 1-й стрелковой бригады (1. Schützen-Brigade) полковник Ганс фон Хейдебрандт (Hans-Christian von Heydebrand und der Lasa).  В авангарде ударной группы фон Хейдебрандта двигалась 3-я рота 113-го стрелкового полка под командованием капитана резерва Георга Файга (Georg Feig) и 3-я танковая рота 1-го танкового полка капитана графа фон дер Шуленбурга  (Graf von der Schulenburg). За Старицей авангард занял небольшой аэродром, где было захвачено несколько самолётов.

Авангард 1-й танковой дивизии под командованием майора Франца-Йозефа Экингера (Franz Jozef Eckinger), продвигаясь от Старицы на Калинин, быстро приближался к Калинину.  В его составе были 3-я танковая рота 1-го танкового полка, I батальон 113-го стрелкового полка (на бронетранспортерах),  II дивизион 73-го артполка и два взвода зенитных орудий.  Целью авангарда был железнодорожный мост через Волгу у Калинина.

Танки двигались по полю слева и справа от шоссе. Когда стемнело, они выбрались на дорогу. Впереди шёл танк 3-й танковой роты обер-фельдфебеля Ганса Штриппеля, который 26 января 1943 года был награжден Рыцарским крестом Железного креста, а 4 июня 1944 года он стал 485-м награжденным Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

Колонна авангарда вечером 12 октября обгоняла отступавшие по шоссе на Калинин советские тыловые части, сталкивая в кювет мешавшие её движению советские грузовики. Она миновала деревни Зашейково и Спасское. В журнале боевых действий 1-й танковой дивизии за 12 октября записано, что ее боевая группа «нанесла удар по отступающей колонне противника, в ходе продвижения уничтожила противника и захватила свыше 500 автомобилей». В ночь на 13 октября колонна авангарда достигла посёлка Даниловское юго-западнее Калинина. Затем колонна свернула с шоссе и расположилась в небольшом лесу, за которым текла Волга.

Утром 13 октября начались бои за город Калинин. Боевой группе 1-й танковой дивизии западнее посёлка Даниловское противостояла советская 5-я стрелковая дивизия 30-й армии. Танки 3-й танковой роты, встретив советские противотанковые пушки, свернули с шоссе и далее атаковали через Опарино на Мигалово (аэродром Калинина).  К 12:30 немецкий авангард взял Мигалово,  а в 18:30 он прорвал оборону советского 142-го стрелкового полка и продолжил наступление по Старицкому шоссе.

Танки 3-й танковой роты 1-го танкового полка остановились перед противотанковым рвом, поддерживая огнем стрелков I батальона 113-го стрелкового полка, которые спешились с бронетранспортёров и прорвались к железнодорожной насыпи.  Некоторое время насыпь была передним краем линии фронта:  стрелки перебрасывались гранатами с красноармейцами через насыпь. При этом рельсы не были повреждены. По ним 190-й стрелковый полк смог прорваться в эшелоне по железной дороге через мост в город и разгрузиться на платформе «Пролетарская».

В журнале боевых действий 1-й танковой дивизии указывалось, что «вследствие плохого состояния дорог и положения с топливом дивизия разбросана на расстоянии в 150 километров». 4-й разведывательный батальон 1-й танковой дивизии оборонял Зубцов с северо-запада. Части дивизии растянулись по дороге Зубцов – Старица – Калинин вместе с 36-й моторизованной дивизией и 900-й моторизованной бригадой.

В течение всего дня 13 октября советские дальние бомбардировщики ДБ-3Ф из 42-го дальнебомбардировочного полка 133-й авиадивизии бомбили колонны снабжения 1-й танковой дивизии, двигавшиеся по шоссе Старица – Калинин.  В журнале боевых действий 3-й немецкой танковой группы сообщалось об «усилившейся активности вражеской авиации над Калинином».

Вечером батальон 900-й моторизованной учебной бригады переправился на северный берег Волги и создал плацдарм в районе Черкассово,  отбивая контратаки советских частей. Часть сил 36-й моторизованной дивизии подходила к Калинину с юга.  В 22:55 стрелки 113-го стрелкового полка в  «упорной борьбе против хорошо укрепившегося и жестко державшегося врага», указано в журнале боевых действий 1-й танковой дивизии, захватили  неповрежденным железнодорожный мост через Волгу.  Продвижение дальше было остановлено подошедшим советским 336-м стрелковым полк 5-й стрелковой дивизии.  Немецкие пикирующие бомбардиро-вщики несколько раз атаковали северный берег Волги в Калинине.

К полудню 13 октября были наспех сформированы четыре истребительных отряда и ополчение, всего численностью около 1000 человек. Вечером 13 октября в бои за город начали прибывать на автотранспорте первые подразделения 256-й стрелковой дивизии (генерал-майор С.Г. Горячев). К полуночи 934-й стрелковый полк закрыл брешь в советской обороне на участке Николо-Малица, Черкассово.  937-й полк сконцентрировался в калининском городском саду в качестве резерва.

В ночь на 14 октября к Калинину подошли 1-й мотоциклетный батальон и основные силы 1-го танкового полка,  а перед рассветом – I батальон 1-го стрелкового полка  (на бронетранс-портерах),  значительная часть 73-го артиллерийского полка,  37-го противотанкового и 37-го саперного батальонов,  а также 101-й батальон огнеметных танков.  Командный пункт XXXXI моторизованного корпуса разместился в Даниловском.

Вторая боевая группа 1-й танковой дивизии  (усиленный 1-й стрелковый полк без I-го батальона)  находилась в Старице,  узле шоссейных дорог в болотистой местности,  отбивая постоянные атаки советских войск с севера и северо-запада и прикрывая левый фланг дивизии и пути подвоза.

Наступление на Калинин  в 5:00 утра 14 октября начал 1-й мотоциклетный стрелковый батальон майора барона Пауля фон Вольфа  (Paul Freiherr von Wolff).  По Старицкому шоссе пошла в атаку 1-я мотоциклетная рота, за ней штурмовой отряд сапёров, две противотанковые пушки, легкое пехотное орудие и 5-я мотоциклетная рота. Затем двигались штаб и остальные силы батальона.  Проехать быстро по Старицкому шоссе западнее железной дороги было невозможно из-за сильного огня.  В мертвой зоне за железнодорожной насыпью южнее шоссе майор фон Вольф развернул батальон на юг.  Под прикрытием огня танков II батальона 1-го танкового полка и II и III дивизионов 73-го артполка  1-й мотоциклетный стрелковый батальон преодолел путепровод железной дороги у Волоколамского шоссе,  но продвинуться дальше не мог.

3-я рота 113-го стрелкового полка под командованием обер-лейтенанта Георга Файга (Georg Feig)  при поддержке головного взвода 3-й роты 1-го танкового полка атаковала по Старицкому шоссе.  Во время боя за путепровод у железной дороги три танка Pz.Kpfw III были подбиты. Члены экипажей танков и стрелки, сидевшие на броне, были ранены или убиты. Рота была вынуждена приостановить наступление.

В 10:30 перешли в наступление вдоль правого берега Волги основные силы 1-й танковой дивизии.  I батальон 113-го стрелкового полка на бронетранспортерах под командованием майора доктора Франца-Йозефа Экингера  (Franz Jozef Eckinger)  с приданной 3-й ротой 1-го танкового полка (6 танков Pz.Kpfw III, 2 танка Pz.Kpfw IV) под командованием капитана графа фон дер Шуленбурга  (Graf von der Schulenburg)  наступали по северным улицам на шоссейный мост через Волгу.

В журнале боевых действий 1-й танковой дивизии за 14 октября было отмечено, что «...контратаки русских в направлении железнодорожного моста были отбиты…
           После того как передовые подразделения I батальона вышли к северо-востоку от железнодорожной насыпи, а I батальон 113-го моторизованного пехотного полка смог продвинуться дальше в северо-западную часть города, началось наступление главных сил дивизии. Великолепную поддержку при бое в городе оказали огнеметные танки 101-го огнеметного танкового батальона. Несколько танков вместе с полувзводом лейтенанта Ремлера
(3 танка Pz.Kpfw IV 4-й роты 1-го танкового полка) действовали на участке моторизованного батальона на бронетранспортерах доктора Экингера, с главными силами – полувзводом танков Pz.Kpfw IV лейтенанта Коха и обер-фельдфебеля Фёльтера из 8-й роты 1-го танкового полка –
на участке I батальона, и решительно облегчили стрелкам, мотоциклистам и саперам ведение тяжелого боя в городе.
           1-я рота I батальона под командованием обер-лейтенанта Бекера к 9.00 сломила чрезвычайно ожесточенное сопротивление противника.  После того как к ней подошли другие роты, начались тяжелые уличные бои с храбро сражавшимися защитниками Калинина, которые крепко удерживали многочисленные узлы обороны в городе. Их удавалось заставлять отходить только после поджога их опорных пунктов огнеметными танками или из огнеметов, которые были в подразделениях 37-го саперного батальона. Это требовало много времени.
»

Командир II батальона 1-го танкового полка майор Хершель (Herschel) сформировал две танковые боевые группы под командованием обер-лейтенантов Пёля  (Pöhl)  и Дюнча  (Harry Düntsch).  Танки этих групп медленно продвигались с юга через центр города в направлении Волги.

На северном берегу Волги 900-я моторизованная учебная бригада в 11:00 захватила станцию Дорошиха на 5 километров западнее Калинина.  Бригада продолжила наступление по Ленинградскому шоссе на Торжок.  В районе Николо-Малицы она вступила в бой с 934-м полком 256-й стрелковой дивизии  и  16-м пограничным полком НКВД.  К 12:10  36-я моторизованная дивизия достигла железной дороги южнее Калинина. Первыми в Калинин с юга прорвались 36-й разведывательный и 36-й мотоциклетный стрелковый батальоны дивизии,  которые захватили железнодорожный вокзал.

I батальон продвигался очень медленно в фабричных кварталах южнее центра города. Стрелковые роты при поддержке танков, артиллерии, сапёров были вынуждены на всех улицах очищать каждый дом, на крышах которых располагались красноармейцы.  Здесь оборонялись также отряды,  сформированные из заводских рабочих Калинина.  Они вели бои в гражданской одежде.  Наступление частей 1-й танковой дивизии поддерживал 101-й огнемётный танковый батальон,  вооружённый огнемётными танками Flammpanzer II с полувзводом танков Pz.Kpfw IV. Защитники Калинина упорно удерживали многочисленные узлы обороны в городе. Их удавалось выбить из опорных пунктов только после поджога узлов обороны огнемётными танками или из огнемётов, используемых сапёрами.

В середине дня советские части 5-й стрелковой дивизии отошли в центр города и заняли оборону по реке Тьмаке. Во второй половине дня ухудшилась погода, начал идти первый снег с дождем, похолодало. Уличные бои в южной части Калинина продолжались весь день и ночь.

В 16:30 3-я рота 113-го стрелкового полка, в которой было 37 человек, при поддержке танков I батальона 1-го танкового полка после тяжелого боя захватила неповреждённым  250-метровый шоссейный мост через Волгу. Сапёры изъяли заложенное взрывное устройство. За бои в районе Калинина  и  захват стратегического моста через Волгу  к награждению  Рыцарским крестом Железного креста был представлен командир 3-й роты 113-го стрелкового полка обер-лейтенант Файг, которую получил 4 декабря 1941 года. 1 января 1942 года он был произведён в капитаны.

Несколько танков и стрелки 1-й танковой дивизии перешли по мосту через Волгу в тыл частям 256-й стрелковой дивизии, оборонявшим северо-западные кварталы города на северном берегу. Советские части начали отход к Тверецкому мосту.

14 октября 1-я танковая дивизия лишилась трех офицеров убитыми и пятерых ранеными. Один из убитых офицеров – командир взвода 5-й роты 113-го стрелкого полка лейтенант Шён – погиб в боях за Старицу. 900-я мотобригада потеряла в этот день двух убитых и шесть раненых офицеров, а 36-я моторизованная дивизия – двух раненых офицеров.

К 17 октября  ударная немецкая группировка в тяжелых боях прошла половину пути от Калинина до Торжка.  К месту боёв подошла свежая сибирская танковая бригада.  От танкового снаряда  погиб командир I-го батальона 113-го панцергренадерского полка майор Эккингер, который руководил боем,  стоя в своем командирском бронетранспортёре.  В командование I-м батальоном временно вступил  командир 113-го стрелкового полка  подполковник Венд фон Витерсгейм (von Wietersheim).  Авангард колонны был отрезан и окружён.  На следующее утро батальон вырвался из окружения,  а 19 октября вместе со всей немецкой группировкой стал отходить под ударами новых советских танковых сил.

19 октября началась распутица, полугусеничные бронетранспортёры Sd.Kfz. 251 теперь применялись очень ограниченно. Грузовые, легковые автомобили, мотоциклы и другая колёсная техника из-за глубокой грязи не могли сдвинуться с места.  Из журнала боевых действий штаба группы армий «Центр» от 19 октября: «В ночь с 18 на 19 октября на всем участке фронта группы армий прошли дожди.  Состояние дорог настолько ухудшилось,  что наступил тяжёлый кризис в снабжении войск продовольствием, боеприпасами и особенно горючим.  Состояние дорог, условия погоды и местности в значительной мере задержали ход боевых операций.  Главную заботу всех соединений составляет подвоз материально-технических средств и продовольствия».

С 20 октября до середины ноября 1-я танковая дивизия отбивала постоянные советские атаки на Калинин с северо-запада и севера. С запада атаки на город отбивала 900-я  бригада. С северо-востока и востока Калинин обороняла 36-я моторизованная дивизия,  с юго-востока – 6-я танковая и 129-я пехотная дивизии.

Положение сторон в районе Калинина 26 октября 1941 г.
Положение сторон в районе Калинина 26 октября

Последнее наступление на Москву в ноябре-декабре 1941 г.

4 ноября ударили ранние морозы, распутица закончилась. Командование группы армий «Центр» произвело перегруппировку войск и смогло подтянуть резервы для последней попытки окружения Москвы. 3-я и 4-я танковые группа должны были наступать на Клин и Солнечногорск и обойти Москву с севера.  2-я танковая группа должна была наступать в обход Тулы на Каширу и Коломну и обойти Москву с юга.  4-я полевая армия имела задачу сковать войска Западного фронта в центре.

Наступление на северном участке началось 15-16 ноября,  на южном – 18 ноября.  С 16 ноября части 1-й танковой дивизии начали отводиться из Калинина в район Глинцы – Блиново – Борисовка.  20 ноября почти вся оставшаяся бронетехника дивизии (две с половиной танковые роты и стрелковая рота на полугусеничных бронетранспортёрах) была сосредоточена на шоссе Калинин – Клин и прикрывала левый фланг LVI (56-го) моторизованного корпуса,  наступавшего на Москву с севера.  22 ноября эта боевая группа подходила к станции Завидово,  а 23 ноября развернулась восточнее Завидовского.

После тяжелых боёв соединения 3-й танковой группы вышли на канал Москва – Волга в районе Клина, который был захвачен 23 ноября 7-й танковой дивизией. 24 ноября 2-я танковая дивизия 4-й танковой группы взяла Солнечногорск. С 25 ноября 1-я танковая дивизия наступала на восток от Завидовского, а 29 ноября была отведена с фронта в район Рогачево. Стрелковых полки дивизии имели силу ослабленных батальонов.

1 декабря боевая группа 1-й танковой дивизии начала наступление на Москву между 2-й и 6-й танковыми дивизиями и захватила Никольское,  а 3 декабря достигла Белого Раста.  Здесь закончилось наступление дивизии.  Южнее,  в Красной Поляне остановилось наступление 2-й танковой дивизии, которая подошла к Москве ближе других, на расстоянии 29 км.  Советское командование усилило свою оборону на угрожаемых направлениях резервными соединениями, прибывшими из Сибири и Дальнего Востока.  Немецкие 3-я и 4-я танковые группы вынуждены были перейти к обороне.

Положение сторон северо-западнее Москвы 4 декабря 1941 г.
Положение сторон северо-западнее Москвы 4 декабря 1941

Советское контрнаступление в декабре 1941 г.

5 декабря началось советское контрнаступление.  В атаку пошли войска Калининского фронта (генерал-полковник И. С. Конев),  а 6 декабря — Западного (генерал армии Г. К. Жуков) и правого крыла Юго-Западного фронтов  (маршал С. К. Тимошенко).  8 декабря рейхсканцлер А. Гитлер, главнокомандующий вермахтом, подписал директиву №39 о переходе к обороне на всём Восточном фронте.

16 декабря Гитлер издал приказ командованию группы армий «Центр» о приостановке отступления, который запрещал отход крупных соединений на больших пространствах. Группе армий «Центр»  была поставлена задача,  используя все резервы,   ликвидировать прорывы советских войск и удерживать линию обороны.  19 декабря из-за отступления от Москвы Гитлер снял с должности главнокомандующего сухопутными войсками вермахта генерал-фельдмаршала В. фон Браухича.  В командование сухопутными войсками вступил лично Гитлер.  В тот же день был смещён с поста командующего группой армий «Центр»  генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок, по официальной формулировке – «отпуск по состоянию здоровья».

1-я танковая дивизия была втянута в тяжелые оборонительные бои.  Сначала дивизия защищала Клин с севера от атак сибирских дивизий.  14 декабря остатки дивизии отступили на запад в район Зеленцино,  а с 19 декабря – в район северо-восточнее Латашино,  где держали оборону до 10 января 1942 года.  15 декабря 1-я танковая дивизия вернулась в подчинение XXXXI мотокорпуса.  С начала советского контрнаступления за полмесяца 1-я танковая дивизия отступила от канала Москва – Волга на запад до 200 км.

Из-за трудностей со снабжением запасными частями и горючим суровой зимой 1941-42 гг, многие полугусеничные бронетранспортёры и некоторые танки были брошены при отступлении. Лишь немногие оставшиеся на ходу танки и бронетранспортёры использовались как «горячий резерв».

1942

10 января 1-я танковая дивизия была выведена с фронта в районе Латашино  и  11-12 января была переброшена через Зубцов южнее Ржева в район Сычёвки для перехвата прорывающихся частей советской 39-й армии.  25 января она вошла в состав XXXXVI (46-го) моторизованного корпуса 9-й армии.  1-й танковой дивизии удалось до середины февраля задержать продвижение советских войск в районе Сычевки,  защитить железную дорогу на Ржев и исправить ситуацию в районе юго-западнее Ржева.

В начале 1942 года I батальон 1-го стрелкового полка получил новые полугусеничные бронетранспортёры Sd.Kfz. 251.

Положение сторон в районе ржевского выступа на 18 апреля 1942 г.
Положение сторон в районе ржевского выступа на 18 апреля 1942

В марте (в составе XXIII армейского корпуса),  апреле и мае (в составе XXVII армейского корпуса)  1-я танковая дивизия держала оборону в районе Оленино в 50 километрах западнее Ржева. 14 мая дивизия вернулась в состав XXIII армейского корпуса (XXIII. Armeekorps) генерала пехоты Альберта Шуберта (Schubert).

1 июня 1942 года был расформирован 4-й самоходный разведывательный батальон из-за больших потерь, понесённых в зимних боях во время советского контрнаступления под Москвой. Мотоциклетно-стрелковая рота и тяжелая рота разведбата были включены в 1-й мотоциклетно-стрелковый батальон. Разведрота на БТРах (Panzerspähkompanie) была подчинена штабу 1-й танковой дивизии.

19 июня I батальон (I. Abteilung) был выведен из состава дивизии, переименован в 116-й танковый батальон и направлен в 16-ю моторизованную дивизию.

Операция «Зейдлиц»
(Unternehmen «Seydlitz»)

После завершения весенних боёв в районе Ржева и Вязьма командование группы армий «Центр» начало подготовку операции по уничтожению обширного холм-жирковского выступа юго-западнее Ржева,  занятого советскими войсками  (операция «Зейдлиц»).  В этом выступе находились шесть стрелковых дивизий 39-й армии генерал-лейтенанта И. И. Масленникова, четыре кавалерийские дивизии 11-го кавалерийского корпуса полковника С. В. Соколова,  две стрелковые дивизии и танковая бригада 41–й армии и три дивизии 22-й армии Калининского фронта  (командующий генерал-полковник И.С. Конев).  Общая численность советских войск в выступе оценивалась в 60 тыс. человек. Войска испытывали острый недостаток боеприпасов.

Для проведения операции «Зейдлиц» (Unternehmen «Seydlitz») было обеспечено коли-чественное и качественное превосходство над советскими войсками.  В операции  участвовали десять пехотных,  четыре танковые дивизии  (1-я, 2-я, 5–я и 20-я)  и кавалерийская бригада 9-й армии.  Танковые полки трех танковых дивизий  (1-й, 2-й и 20-й)  имели в своём составе один танковый батальон.  В июле из этих полков были изъяты I-е танковые батальоны для усиления танковых и моторизованных дивизий,  которые участвовали в наступлении на Сталинград и Кавказ.  В 1-й танковой дивизии было 49 танков.  Во 2-й танковой дивизии имелось 82 танка.  В 20-й танковой дивизии числились боеготовыми 87 танков.  Единственной танковой дивизией с двумя танковыми батальонами была 5-я танковая дивизия,  в которой на 25 июня числилось 103 танка.  Все средние танки Pz.IV и Pz.III в этих четырех дивизиях были старых типов, с коротко-ствольными пушками.  Всего в четырёх танковых дивизиях был 321 танк,  не считая танков и самоходных орудий в составе пехотных частей.

Район проведения операции имел лесистую местность,  изобиловал реками и болотами. Специально для боевых действий в этом районе,  немецкое командование сформировало и обучило за полтора месяца отдельную кавалерийскую бригаду. Её официальное название было «кавалерийская бригада особого назначения командования 9-й армии»  (Kavallerie Brigade zbV beim Armeeoberkommando 9).  Бригадой командовал полковник Карл фон дер Меден  (Karl-Friedrich von der Meden),  который ранее служил кавалеристом,  а потом перешел в танковые войска и командовал 1-м стрелковым полком 1-й танковой дивизии.  Бригада состояла из трех кавалерийских полков. Бригаде были приданы 14 танков. В конце июня кавалерийская бригада была сосредоточена южнее Оленино в окруженной густыми лесами долине реки Лучеса.

23 мая во время рекогносцировки советским снайпером был тяжёло ранен в левое лёгкое командующий 9-й армией генерал-полковник В. Модель (Walter Model).  До его выздоровления в августе обязанности командующего 9-й армией исполнял командир XXXXVI-го моторизованного корпуса (с 14 июня – 46-й танковый корпус) генерал танковых войск Г. фон Фитингхоф (Heinrich von Vietinghoff).

Операция «Зейдлиц» началась в 3 часа ночи 2 июля после короткой артиллерийской подготовки и удара с воздуха пикирующими бомбардировщиками Ju-87. Две немецкие ударные группировки начали наступление навстречу друг другу с севера и с юга.

С севера из района Оленино наступал двумя группами XXIII армейский корпус генерала пехоты Альберта Шуберта  (Albert Schubert).  Западную группу составляли части 1-й танковой, 102-й и 110-й пехотных дивизий,  восточную – 5-я танковая дивизия и кавалерийская бригада фон дер Медена.  Противостояли им части 185-й, 380-й и 355-й стрелковых дивизий 22-й армии и 21-й гвардейской стрелковой дивизии 39–й армии.

С юга из района Белого наступала отдельная группа генерал-лейтенанта Ганса фон Эзебека (Hans-Karl von Esebeck)  в составе 2-й танковой и 246-й пехотной дивизий,  которым противостояла 17-я гвардейская стрелковая дивизия 41-й армии.

Положение сторон в районе холм-жирковского выступа на 2 июля 1942 г.
Положение сторон в районе холм-жирковского выступа на 2 июля 1942

2 июля 1-я танковая дивизия  начала наступление двумя боевыми группами в южном направлении на Белый.  Она встретила упорное сопротивление 185-й стрелковой дивизии в районе деревни Старухи на берегу реки Лучесы. 102–я пехотная дивизия для оказания помощи 1-й танковой дивизии получила приказ атаковать советские войска с фланга.  Из резерва 9-й армии на это направление был направлен полк 14-й моторизованной дивизии.  Боевые группы 1-й танковой и 102-й пехотной дивизий при поддержке с воздуха стали пробиваться на юг.

5-я танковая дивизия  медленно продвигалась вдоль дороги Оленино – Белый,  преодо-левая противотанковые заграждения и бетонированные укрепления. Противостоящая ей 355-я стрелковая дивизия потеряла  к 4 июля до 40% личного состава и была вынуждена отходить. Параллельно 5-й танковой дивизии по лесам продвигалась кавалерийская бригада фон дер Медена.  Она совершила глубокий обход  и 3 июля вышла в тыл занявшим оборону на шоссе подошедшим частям 256-й стрелковой дивизии 39-й армии. Фронт здесь был прорван, и затем 5–я танковая дивизия вышла к деревне Шиздерево на реке Обша.

Вечером первого дня операции советские 21-я танковая бригада и 17-я гвардейская стрелковая дивизия нанесли удар во фланг 2-й танковой дивизии, наступавшей из Белого для соединения с 1-й танковой дивизией.  2-я танковая дивизия отражала советские контратаки до вечера 3 июля.

Через три дня после начала наступления, 5 июля 1-я и 2-я танковые дивизии встретились в районе деревни Пушкари южнее Нестерово на шоссе Белый – Оленино. В окружение попали советские 39-я армия и 11-й кавалерийский корпус,  а также некоторые соединения 41 и 22–й армий. Всего около 14 ослабленных дивизий и одна бригада.

Положение сторон при окружении советских войск
в районе холм-жирковского выступа на 5 июля 1942 г.

Положение сторон в районе холм-жирковского выступа 5 июля 1942

На большой территории «котла» было несколько аэродромов, что давало возможность окружённым советским войскам получать продовольствие и боеприпасы для успешной обороны. Поэтому 4 июля,  до завершения окружения,  на восточном участке холм-жирковского выступа XXXXVI танковый корпус генерала пехоты Ханса Цорна (Hans Zorn) силами 20-й танковой, 328-й и 86-й пехотных дивизий нанес рассекающий удар в западном направлении. 5 июля командование советской 39-й армии приняло запоздалое решение о выводе войск из холм-жирковского выступа. 6 июля кольцо окружения было разрезано надвое.

5 июля все немецкие стрелковые полки были переименованы в панцергренадерские (Panzer-Grenadier-Regiment)  и получили новый цвет знаков различия – салатный,  тогда как солдаты пехотных дивизий сохранили белый цвет.

12 июля командование 9-й армии доложило о завершении операции «Зейдлиц», однако окончательно сопротивление советских войск внутри кольца окружения прекратилось лишь 23 июля.  Из окружения прорвались до 20 тысяч человек.  Большое количество советской боевой техники было брошено  из-за невозможности движения по раскисшим грунтовым дорогам,  а движение вне дорог было невозможным.

Две недели 1-я танковая дивизия отражала сильные советские контратаки на внешнем и внутреннем кольце окружения.  15 июля 1-й танковый полк имел на вооружении 49 боеготовых танков, в том числе 7 Pz.Kpfw IV, 26 Pz.Kpfw III, 10 Pz.Kpfw 38(t), 2 Pz.Kpfw II, 4 Pz.Bef. С 18 июля Дивизия была отведена с линии фронта и начала переброску в район юго-восточнее Смоленска. 20 июля первые эшелоны с личным составом и техникой дивизии начали прибывать в Рославль чрез Смоленск.  21 июля дивизия перешла в состав XXXIX (39-го) танкового корпуса 9-й армии. Затем две недели дивизия находилась во втором эшелоне у Спас-Деменска.

Боевые действия на реке Вазуза и на сычевском направлении
в августе 1942 г.

4 августа правофланговые 31-й и 20-й армий Западного фронта перешли в наступление с целью разгрома зубцовско-кармановской группировки немецких войск и срезание ржевского выступа.  В полосе наступления 20 и 31-й армий на 100-километровом участке фронта оборону держал XXXXVI (46-й) танковый корпус генерала пехоты Ханса Цорна 9-й армии.  В его состав входили  161-я и 342-я пехотные дивизии,  14-я и 36-я моторизованные дивизии,  которые не имели танков.  Резервов у корпуса не было.  За два дня наступления стрелковые дивизии 20-й армии  (генерал-лейтенант М. А. Рейтер)  прорвали немецкую оборону у Погорелого Городища на фронте 18 км,  смяли противостоящую им 161-ю пехотную дивизию,  продвинулись в глубину до 30 км и передовыми частями вышли на подступы к рекам Вазуза и Гжать.

С 30 июля почти постоянно шли проливные дожди,  дороги раскисли и превратились в болото из непролазной грязи, в котором вязли автомашины.  Командование 9-й армии решило нанести контрудар по наступающим советским войскам.  В распоряжении 9-й армии было три подвижных соединения: 1-я, 2-я и 5-я танковые дивизии. В первый день советского наступления в полосу XXXXVI (46-го) танкового корпуса были направлены все три танковые дивизии, а также пехотные соединения и части.  Для командования над соединениями, прибывающими с разных участков фронта и из резерва 9-й армии,  использовалось управление XXXIX (39-го) танкового корпуса генерала танковых войск Ганса-Юргена фон Арнима (Hans-Jürgen von Arnim).

4 августа части 1-й танковой дивизии на колёсной тяге начали движение по раскисшим вследствие дождей дорогам через Ельню и Дорогобуж на Сычевку,  а гусеничная техника перебрасывалась по железной дороге через Вязьму.

6 августа в полосе 20-й советской армии была введена в прорыв подвижная  (конно-механизированная)  группа Западного фронта генерал-майора И. В. Галанина в составе двух танковых корпусов (6-го – под командованием полковника А. Л. Гетмана и 8-го генерал-майора М. Д. Соломатина)  и  2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-майора В. В. Крюкова. В 6-м танковом корпусе на 1 августа было 169 танков  (24 KB, 46 T-34, 30 Т-70, 69 Т-60),  в 8-м танковом корпусе – 165 танков.

Прибывающие подразделения XXXIX (39-го) танкового корпуса начали вступать в бой на подступах к реке Вазузе для создания плотной обороны.  Части 1-й танковой и 6-й пехотной дивизий нанесли контрудар от Сычевки через Хлепень,  части 5 танковая дивизия – от Осуги через Буконтово.  Из района Карманово по левому флангу наступающей советской 20-й армии наносила удар 2-я танковая дивизия. В ночь на 7 августа опять пошел проливной дождь.

7 августа на подступах к Вазузе развернулось встречное сражение между частями 1-й и 5-й танковых дивизий и советскими 6-м и 8-м танковыми корпусами, поддержанными 251, 331-й и 354-й стрелковыми дивизиями 20-й армии.  После боя у деревни Хлепень части немецких танковых дивизий отступили по двум понтонным мостам на западный берег Вазузы, бросив на другом берегу часть тяжелой техники.  После перехода дивизий через реку эти мосты были уничтожены. Река Вазуза после сильных дождей широко разлилась, и советские войска не смоги форсировать реку с хода.

8 августа 1-я и 5-я танковые дивизии продолжали наносить удары по форсирующим под проливным дождем реку Вазузу советским войскам 20-й армии и подвижной группы Западного фронта.

9 августа в решающем встречном сражении на рубеже рек Вазуза и Гжать и в районе Карманово против подвижной группы Западного фронта и дивизий 20-й армии приняли участие 1-я, 2-я и 5-я танковые дивизии,  102-я, 6-я и 78-я пехотные дивизии 9-й армии.  В советских войсках на сычевском направлении было 949 танков; большинство из них было легких типов.

1-я танковая дивизия совместно с частями 6-й пехотной дивизии вела встречный бой с советскими 8-м танковым корпусом и 331-й стрелковой дивизией,  расширявшими плацдарм в междуречье рек Вазуза и Гжать.  5-я танковая дивизия и части 161-й пехотной дивизии вели упорные встречные бои с 6-м танковым корпусом и 251-й стрелковой дивизией, которые за день боёв расширили плацдарм на берегу Вазузы от Логово и Тимонино на 2-3 км на запад к реке Осуга.

9 августа в командование 9-й армии снова вступил генерал-полковник Вальтер Модель, вернувшийся после ранения в конце мая.  Он изучил обстановку,  связанную с контрударом на Погорелое Городище, и отдал приказ войскам 9-й армии с 10 августа перейти к обороне.

Положение сторон на сычевском направлении 9 августа 1942 г.
Положение сторон на сычевском направлении 9 августа 1942

1-я танковая дивизия 9 августа во встречном бою остановила войска советского 8-го танкового корпуса в 14 км восточнее Сычевки. В этом районе она вела оборонительные бои на протяжении трёх месяцев до начала ноября.

27 августа командир 1-й танковой дивизии Вальтер Крюгер был награжден Германским крестом в золоте. 1 октября ему было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Боевые действия 1-й танковой дивизии в ноябре-декабре 1942 г.

9 ноября части 1-й танковой дивизии начали замену на фронте частями 337-й пехотной дивизии. С 14 ноября она находилась в районе Сычевки. 17 ноября она была выведена в резерв 9-й армии.

25 ноября началось зимнее наступление армий Калининского фронта.  Части советской 41-й армии прорвали оборону немецких войск юго-западнее Белого и вышли на шоссе между деревнями Выползово и Демехи.  В этот район был переброшен II батальон 113-го полка под командованием полковника фон Витерсгейма,  усиленный танками I батальона 33-го танкового полка 9-й танковой дивизии.  Боевая группа заняла оборону у деревни Мочальники и отразила несколько атак советских войск.  26 ноября дивизия была передана в состав XXXXI танкового корпуса 9-й армии  и  вступила в бой совместно с частями моторизованной дивизии «Великая Германия» южнее и юго-восточнее Белого.

С 29 ноября 1-я танковая дивизия обороняла южные подступы к Белому и совместно с подошедшими частями 12-й танковой дивизии защищала важный узел обороны  (Eckpfeilers – «краеугольный камень») Владимирская юго-восточнее Белого.

В первых числах декабря мороз усилился. Температура воздуха снизилась -30 градусов по Цельсию. II батальон 113-го полка занял важную в тактическом отношении высоту 214,8, а 8-го декабря подошел к Дубровке. 9 декабря батальон на своём левом фланге установил взаимодей-ствие с частями 12-й танковой дивизии. Вырвавшиеся вперед советские передовые части были окружены.

17 декабря одна боевая группа 1-й танковой дивизии была направлена на северо-запад от Белого для участия в отражении прорыва войск советской 22-й армии, где находилась до первых чисел января 1943 года. Дивизия была упомянута в сводке боевых действий:
           «Сражающаяся с первых дней войны на Восточном фронте Тюрингско-Гессенская танковая дивизия в ходе оборонительных боев южнее Торопца подбила более 1000 (?) неприятельских танков».

С 22 декабря начался вывод с линии фронта южнее Белого частей 1-й танковой дивизии. Они направлялись к железнодорожной станции Старо-Никитовка юго-восточнее Белого.  С 25 декабря дивизия начала погрузку на станции Старо-Никитовка в эшелоны для передислокации во Францию. Дивизия оставила всю свою технику и тяжелое вооружение.  Последние эшелоны были отправлены в первых числах января 1943 года.

Потери дивизии с начала вторжения в Советский Союз 22 июня 1941 года до 25 декабря 1942 года составили 3496 убитых, 11 919 раненых и 641 без вести пропавший.

1943

Восстановление 1-й танковой дивизии во Франции

К середине января 1-я танковая дивизия завершила передислокацию во Францию для пополнения и переформирования.  С 30 декабря 1942 года она числилась в резерве 15-й армии группы армий «Д». 12 января командир 113-го панцергренадерского полка полковник Венд фон Витерсгейм стал 175-м награжденным Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту.

27 января I батальон 101-й танковой бригады был введен в состав 1-й танковой дивизии и переименован во II батальон 1-го танкового полка,  а I батальон полка был увеличен до 4-х рот.

Во Франции дивизия была полностью перевооружена и получила новую боевую технику. Первые батальоны  1-го и 113-го панцергренадерских полков  получили самоходные орудия и бронированные самоходные минометы, легкие полевые орудия, крупнокалиберные пулеметы на самоходных шасси, 20-миллиметровые зенитные орудия на полугусеничных бронетранспортёрах и 75-миллиметровые противотанковые орудия (по одному в каждой роте).  13 февраля дивизия перешла в резерв 7-й армии группы армий «Д».

После переформирования 1-й танковой дивизии начальником штаба дивизии стал майор фон Задроцински (Sadrozinski), позднее подполковник фон Цицевиц (Zitzewitz);  начальником отдела оперативного планирования – капитан Брауне-Крикау (Braune-Krickau), позднее капитан Кайлиг (Keiling);  начальником разведки – обер-лейтенант Восс (Woss);  начальником тыла – майор фон Зейдлиц (von Seidlitz), позднее капитан доктор Кёлер (Koehler). 1-м танковым полком командовал полковник фон Грольман (von Grolman), 1-м панцергренадерским полком руководил подполковник Ноймайстер (Neumeister),  113-м панцергренадерским полком – полковник фон Витерсгейм (von Wietersheim), 73-м артиллерийским полком – подполковник Зёт (Söth).

1-я танковая дивизия в Греции в мае-октябре 1943 года

В конце апреля 1-я танковая дивизия начала передислокацию в Грецию для выполнения оккупационных обязанностей (Besatzungsaufgaben) и окончания обучение личного состава. 31 мая дивизия была включена в состав LVIII (58-го) резервного танкового корпуса (LVIII. Reserve-Panzerkorps) группы армий «Е».

15 июня командиром 113-го мотопехотного полка стал майор Эрнст Брадель (Bradel).  К концу июня 1943 года 1-я танковая дивизия была полностью боеготовой.  С июля она охраняла береговую линию в Греции от возможного десанта.

9 сентября командир 1-й танковой дивизии генерал-лейтенант Вальтер Крюгер получил кодовый сигнал «Адельхейд»  (Adelheid).  Выполняя приказ,  Крюгер разоружил все части 11-й итальянской армии в Греции. Итальянским офицерам было оставлено их личное оружие.

В конце сентября дивизия была собрана в районе Афин.  С 25 октября дивизия начала переброску на Восточный фронт по железной дороге через Венгрию и Тарнополь в подвижной резерв группы армий «Юг» (Heeresgruppe Süd).

28 октября первые эшелоны начали прибывать в Умань и Тальное в Украине. 29 октября дивизия была включена в резерв 8-й армии группы армий «Юг».  Разгрузка эшелонов с личным составом и техникой 1-й танковой дивизии происходила в Умани и на станции Шестаковка в 20 км западнее Кировограда. Район сбора дивизии – южнее Кировограда.

1 ноября I танковый батальон был переклассифицирован в «батальон Пантер» (Panther-Abteilung).  На вооружении 1-го танкового полка было 186 танков, в том числе 76 Pz V Panther, 95 Pz IV, 8 командирских танков (Befehlspanzerwagen) и 7 огнеметных танков (Flammpanzer).

Контрнаступление 1-й танковой дивизии на Киев
в составе 4-й танковой армии в ноябре-декабре 1943 г.

В ходе Киевской наступательной операции советских войск в начале ноября войска 1-го Украинского фронта  вышли на линию Чернобыль – Малин – Житомир – Фастов – Стайки и  вклинились в немецкую оборону на глубину до 150 километров на стыке групп армий «Центр» и «Юг».  Образовался стратегический плацдарм советских войск на правом берегу Днепра в районе Киева протяженностью по фронту более 500 км.  Немецкое верховное командование решило ликвидировать этот плацдарм и восстановить свою оборону по Днепру.

По немецкому плану предполагалось окружить и уничтожить житомирскую группировку советских войск с последующим развитием наступления на Киев.  Еще 6 ноября командование группы армий "Юг" начало стягивать в район Житомир – Фастов большие силы.  С Букринского плацдарма под Фастов началась переброска  2-й танковой дивизии СС "Рейх",  а из района Кировограда по железной дороге в Белую Церковь – 1-й танковой дивизии СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер".

9 ноября в район Белой Церкви из-под Кировограда по железной дороге и из Умани своим ходом начали движение части 1-й танковой дивизии.  10 ноября дивизия вошла в состав 48-го танкового корпуса (XXXXVIII. Panzerkorps) 4-й танковой армии (4. Panzerarmee).  С 10 по 14 ноября части 1-й танковой дивизии разгружались на железнодорожной станции в Белой Церкви.

1-й самоходный разведывательный батальон (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 1),  113-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 113) и 1-й панцергренадерский полк (Panzer-Grenadier-Regiment 1)  шли своим ходом через Архангельск, Звенигородку, Татащу, Сквиру. Разведбат шёл в авангарде. 13 ноября II батальон 113-го панцергренадёрского полка захватил село Корнин. Командир II батальона майор Файг в рукопашной схватке получил удар ножом в спину. Нож вошел ему в спину на семь сантиметров. Командование батальоном принял на себя командир 8-й роты капитан Мертенс.

1-й панцергренадерский полк и 1-й разведывательный батальон встретились в районе села Паволочь между Бердичевом и Белой Церковью с передовыми танковыми бригадами 7-го советского гвардейского танкового корпуса.  14 ноября части 1-й танковой дивизии двигались за отходящими советскими войсками на север через Попельню и Кривое на Скочище.

Положение сторон в начале немецкого контрнаступления 15 ноября 1943 года
Положение сторон в начале немецкого контрнаступления 15 ноября 1943

15 ноября началось мощное немецкое контрнаступление левого крыла группы армий «Юг» (генерал-фельдмаршал Э. Манштейн),  в котором участвовали 15 дивизий  (7 танковых, одна панцергренадерская и 7 пехотных дивизий), большая часть которых была сосредоточена южнее рубежа Житомир, Фастов.  Недавно назначенный командующим 4-й танковой армии генерал-полковник Э. Раус повёл атаки на широком фронте от Житомира до Фастова.  Главный удар наносился из района юго-западнее Фастова на Брусилов и Коростышев с юга, чтобы выйти на шоссе Житомир – Киев с дальнейшим продвижением в направлении Киева.

1-я танковая дивизия наступала из района Ходорков – Скочище на север и северо-запад с целью выхода на шоссе Киев – Житомир.  Ей противостояла 135-я стрелковая дивизия 21-го стрелкового корпуса.

17 ноября части 1-й танковой дивизии вышли на шоссе Киев – Житомир и захватили Коростышев.  18 ноября одна боевая группа дивизии была направлена на запад для борьбы с советской группировкой,  которую окружили в районе Житомира 8-я и 7-я танковые дивизии. После двух дней боёв, 20 ноября, окруженные советские части оставили Житомир и прорвались на северо-восток. Боевая группа 1-й танковой дивизии вошла в Житомир с востока.  Основные силы дивизии продолжили упорное продвижение по шоссе на Киев,  оттесняя части советского 5-го гвардейского танкового корпуса.

Немецкие танки Pz.Kpfw IV проходят через Житомир в ноябре 1943 года
Немецкие танки Pz.Kpfw IV проходят через Житомир в ноябре 1943

1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер»  в течение пяти дней безре-зультатно пыталась взять лобовыми атаками Брусилов,  который защищали части 38-й армии и перегруппированные в этот район из-под Фастова танковые корпуса 3-й гвардейской танковой армии.  С 20 ноября 1-я и 19-я танковые дивизии,  расположенные на левом и правом фланге «Лейбштандарта» соответственно,  начали охват и обход Брусилова с северо-запада и юго-востока.  23 ноября советские войска, оборонявшие Брусилов, под угрозой окружения оставили город и отошли на подготовленный оборонительный рубеж в 8-10 км к востоку от Брусилова. Части 1-й танковой дивизии вышли на северо-западные окраины Брусилова и севернее города встретились с частями 19-й танковой дивизии.

Положение сторон 22 ноября 1943 года
(обход немецкими 1-й и 19-й танковыми дивизиями Брусилова)

Положение сторон 22 ноября 1943

К 25 ноября,  за 10 дней контрнаступления,  немецкие войска смоги продвинуться на глубину всего 35-40 километров.  Дальнейшее наступление немецких танковых дивизий было остановлено.  1-ю танковую дивизию западнее Рожева остановили войска 6-го гвардейского корпуса 3-й танковой армии. Немецкая брусиловская группировка продолжала прорываться на Киев вдоль шоссе Житомир–Киев.  До 30 ноября здесь шли тяжелые встречные бои, когда линия фронта стабилизировалась на рубеже Черняхов – Радомышль – Ставище – Юровка.  Немецкое командование окончательно отказалось от попыток прорваться к Киеву кратчайшим путем по шоссе Житомир–Киев.

27 ноября 1-я танковая дивизия была снята с фронта и находилась у Корнина. 1 декабря дивизия была переведена в район Иванково – Котельня юго-восточнее Житомира.

В декабре немецкая 4-я танковая армия (генерал-полковник Раус)  совершила еще две попытки прорваться к Киеву в полосе обороны 60-й армии.  XXXXVII танковый корпус генерала танковых войск Германа Балька атаковал тремя танковыми дивизиями  (1-я, 7-я и дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер») в период с 6 по 14 декабря из района Черняхова совместно с пехотными дивизиями 13-го армейского корпуса,  19-22 декабря из района Коростеня совместно с 59-м армейским корпусом. Обе эти попытки были отражены советскими войсками. Наступление немецких войск было остановлено на рубеже Игнатполь – Мелени – Ставище.

Боевые действия двух боевых групп 1-й танковой дивизии, 7-й танковой дивизии
и 1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт АГ» с 6 по 24 декабря 1943 года

Боевые действия двух боевых групп 1-й танковой дивизии 6-24.12.1943

5 декабря колонна 1-й танковой дивизии проследовала вслед за 1-й танковой дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» и 7-й танковой дивизией через Житомир на север. 6 ноября 1-я танковая дивизия начала наступление от дороги Житомир–Коростень из района Топорище севернее Черняхова в восточном направлении.  В 17:00 части дивизии захватили Горбулёв и продолжили наступление в северо-западном направлении. Слева от неё наступала 7-я танковая дивизия, справа – 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».

8 декабря боевая группа Браделя (усиленный 113-й панцергренадерский полк) вышла к р. Тетерев и захватила село Вышевичи.  9 декабря боевая группа Ноймайстера  (усиленный 1-й панцергренадерский полк) к железнодорожной линии Киев–Малин у станции Вырва. 11 ноября дивизия переместилась южнее и отбивали яростные атаки советских войск на Радомышль.

14-15 декабря 1-я танковая дивизия и другие дивизии XXXXVII (48-го) танкового корпуса были выведены с линии фронта.  15 декабря 1-я танковая дивизия была упомянута в сообщении Вермахта (Wehrmachtsbericht) о боях в районе Житомира: «В этих боях 1-я тюрингская танковая дивизия под командованием генерал-лейтенанта Крюгера и бранденбургская 68-я пехотная дивизия под командованием полковника Шейерпфуга были особенно успешными».

Командир 113-го панцергренадерского полка подполковник Эрнст Брадель (Ernst Bradel) 15 декабря был награждён Рыцарским крестом Железного креста (Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes).

18 декабря 1-я танковая дивизия наступала из района Лесовщины южнее Коростеня в восточном направлении и 19 декабря захватила Мелени. 20 декабря части дивизии перерезали железную дорогу Коростень – Малин – Киев,  а 2-я рота 37-го сапёрного батальона на правом фланге подошла к Чеповичам.  21 декабря частям дивизии во встечном бою у Мелени удалось остановить контратакующие советские войска. 23 декабря дивизия перешла к обороне.

24 декабря началась Житомирско-Бердичевская наступательная операция советских войск, которые прорвались юго-восточнее Радомышля через позиции XIII армейского корпуса. Наступательные действия танковых дивизий  XXXXVIII танкового корпуса были окончательно остановлены.  Они были брошены на закрытие появившихся брешей в немецкой обороне и до конца года контратаковали наступающие советские войска к востоку от Житомира, Бердичева.

1-я танковая дивизия в последних числах 1943 года и первых числах 1944 года держала оборону восточнее Бердичева.

1944

1 января генерал-лейтенант Вальтер Крюгер был назначен руководителем LVIII (58-го) резервного танкового корпуса (LVIII. Reserve-Panzerkorps),  расположенного во Франции.  С 1 января до 19 февраля обязанности командира 1-й танковой дивизии исполнял генерал-майор Рихард Коль (Richard Koll).

В первых числах января дивизия держала оборону города и крупного железнодорожного узла Бердичева.  После пяти дней боёв за город, 5 января, Бердичев был освобождён войсками 52-го стрелкового корпуса 18-й армии и 44-й танковой бригады 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й танковой армии.

15 января командиром 1-го танкового полка был назначен подполковник Гейнц Франк (Heinz-Werner Frank).  До конца января 1-я танковая дивизия вела оборонительные бои южнее Бердичева.  В первых числах февраля дивизия начала переброску в район восточнее Умани для участия в деблокировании немецких войск,  окруженных под Корсунь-Шевченским  (Черкасский «котёл»). В начале февраля 1-я танковая дивизия вошла в состав III танкового корпуса.

Боевые действия III танкового корпуса и 1-й танковой дивизии
в районе Черкасского «котла»

Утром 24 января началась советская Корсунь-Шевченковская наступательная операция: советские 4-я гвардейская и 53-я армии при поддержке танков 5-й гвардейской танковой армии начали атаку на позиции  XXXXVII (47-го) танкового корпуса 8-й немецкой армии.  28 января советские 8-я гвардейская и 155-я танковые бригады 20-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии вышли к Звенигородке с востока и юго-востока и соединились с 233-й танковой бригадой из 6-й танковой армии 1-го Украинского фронта, замкнув кольцо окружения в районе Корсунь-Шевченковского.  В окружении оказались 6 немецких дивизий и одна бригада,  всего около 59 тысяч человек.

Корсунь-Шевченковская наступательная операция советский войск
и попытки немецких войск деблокирования Черкасского "котла"
24 января – 19 февраля 1944 года

Корсунь-Шевченковская наступательная операция

4 февраля III немецкий танковый корпус 1-й танковой армии начал наступление силами 16-й и 17-й танковых дивизий и тяжёлого танкового полка Беке из района Червонный Кут для прорыва к окруженной в районе Корсунь-Шевченковского группировке немецких войск.  Эта операция носила кодовое наименование «Ванда»  (Unternehmen «Wanda»).  XXXXVII танковый корпус 8-й армии должен был своими активными действиями отвлечь часть сил советского 2-го Украинского фронта от направления главного удара немецкого наступления.

В начале наступления соединения III танкового корпуса имели 105 танков  (16 «Тигров», 48 «Пантер», 41 Pz. IV) и 21 штурмовое орудие StuG III. На усиление III танкового корпуса были направлены из-под Бердичева 1-я танковая дивизия и 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».  На их вооружении находилось более 150 боеготовых танков и штурмовых орудий, из которых больше половины было «Тигров» и «Пантер».  На 5 февраля 1-я танковая дивизия имела боеготовыми 39 танков Pz. IV и 51 «Пантер».  В краткосрочном ремонте были 1 Pz. IV и 9 «Пантер».

На 5 февраля в составе III танкового корпуса генерала танковых войск Германа Брейта (Hermann Breith) были:
            – 16-я танковая дивизия с приданным 506-м тяжелым танковым батальоном;
            – 17-я танковая дивизия с приданными тяжелым танковым полком Беке
               (503-й тяжелый танковый батальон и 2-й батальон 23-го танкового полка) и
               249-м дивизионом штурмовых орудий;
            – 1-я танковая дивизия СС;
            – 198-я пехотная дивизия;
            – 34-я пехотная;
            – боевая группа Хупперта из 1-й танковой дивизии.

Ещё с 26 января началась оттепель, дождь сменялся мокрым снегом. Если днем наступала оттепель, то ночью было холодно и сыро. Резко возросло число заболевших солдат.

Для ликвидации прорвавшихся немецких войск в помощь войскам 6-й советской танковой армии в сражение была введена 2-я танковая армия в составе 3-го и 16-го танковых корпусов, имевшая на вооружении 278 Т-34-76, 15 «Валентайн IX» и 33 САУ и начавшая контратаку утром 6 февраля.

5 февраля в район проведения операции «Ванда» в состав III танкового корпуса начали прибывать части 1-й танковой дивизии. Первой прибыла боевая группа Хупперта (Kampfgruppe Huppert).  Боевая группа состояла из II-го батальона 1-го танкового полка, II-го батальона 1-го панцергренадерского полка, 1-го разведывательного батальона (без 3-й роты), 1-го дивизиона 73-го артиллерийского полка. Группой командовал командир 1-го разведывательного батальона майор доктор юриспруденции Хельмут Хупперт (Dr. jur. Helmut Huppert).

Боевая группа Хупперта начала наступление 6 февраля. В ней было 30 танков Pz. IV из II батальона 1-го танкового полка.  Группа была усиленна батальоном пехоты 198-й пехотной дивизии, саперами и штурмовыми орудиями.  Боевая группа Хупперта вместе со 198-й пехотной дивизией должна была занять возвышенность между Шубиными Ставами и Босовкой.  В 9:45 они пошли в атаку из Павловки,  прорвали советские позиции под Виноградом и достигли церкви в центре села.  Во второй половине дня группа Хупперта заняла всё село и отбила контратаку советских частей.

34-я пехотная дивизия и подразделения из танковой дивизии СС «Лейбштандарт» и 16-й танковой дивизии вели жаркие бои вокруг Тыновки.  Панцергренадерский полк 16-й танковой дивизии в упорном бою захватил северную половину Татьяновки.

Большую часть дня 7 февраля  атаки противника и распутица вынуждали соединения III-го танкового корпуса вести оборонительные бои. 17-я танковая дивизия отбивала советские контратаки в Вотылевке. Части 16-й танковой дивизии полностью захватили Татьяновку.  Части 198-й пехотной дивизии и боевая группа Хупперта 1-й танковой дивизии попытались вытеснить советские части из Винограда и занять возвышенность на восточной части села.  В 16:45  два пехотных батальона начали атаку при поддержке одной танковой роты II танкового батальона 1-й танковой дивизии.  В роте было 18 танков Pz. IV и 2 командирских Pz. III.  Танки застряли в 500 метрах восточнее Винограда,  а пехота столкнулась с упорным сопротивлением советских войск.

От рано наступившей распутицы, местность превратилась в сплошное болото.  Кое-где ещё оставался тонкий снежный покров.  Кое-где зацвели фиалки. Оттепель продолжалась.  По плохим дорогам с трудом передвигалась только гусеничная техника.  В это время танки I-го батальона («Пантер»)  1-й танковой дивизии стояли в районе Черная Каменка – Иванки без горючего и боеприпасов, которые удалось подвезти лишь 8 февраля, и боевая группа Хупперта пополнилась батальоном «Пантер».

9 февраля в 08:45 утра боевая группа Хупперта начала наступление.  В бой в составе группы вступили 69 танков,  в том числе 48 «Пантер», 1 командирская «Пантера», 18 Pz. IV и 2 командирских Pz. III.  Боевая группа Хупперта захватила Толстые Роги,  что позволило 308-му пехотному полку 198-й дивизии продвинуться до Шубиных Ставов.  Затем они были вынуждены перейти к обороне, отбивая советские атаки.  К исходу дня боевая группа Хупперта потеряла по разным причинам одну «Пантеру» и два командирских Pz. III.

17-я танковая дивизия заняла Репки.  Затем у её танков закончилось горючее,  и она остановилась.  16-я танковая дивизия тоже прекратила атаковать из-за недостатка горючего. Из-за очень медленного продвижения ударной немецкой группировки штаб 1-й танковой армии принял решение изменить направление наступления.  Новый удар должен быть нанесён из района Ризино в общем направлении на Лысянку.

Утром 9 февраля в районе Лысянки заняли круговую оборону советская 8-я гвардейская танковая бригада 20-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии, 1895-й самоходно-артиллерийский полк и полк 31-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады.

10 февраля дожди, шедшие уже несколько дней, ещё более усилились, и земля раскисла полностью. В грязи оставалось много вышедшей из строя и увязшей техники. Один артдивизион 73-го артиллерийского полка 1-й танковой дивизии потерял в грязи 11 из 15 тягачей для орудий и не смог во время выйти в район развертывания.  Штаб III танкового корпуса имел только три машины на ходу.  16-я и 17-я танковые дивизии не имели никакого продвижения за день,  как считали в дивизиях, из-за катастрофического состояния дорог. Ночной мороз облегчил на время передвижение по местности.

К февралю 1944 года на фронт были отправлены лишь семь батальонов «Пантер».  6 из них были задействованы для прорыва к окруженной группировке в составе III-го и XXXXVII-го танковых корпусов.  В составе III танкового корпуса были сосредоточены более половины всех «Тигров» и «Пантер» на Восточном (советско-германском) фронте.

С 4 по 10 февраля дивизии III танкового корпуса потеряли много танков, в основном, по техническим причинам и из-за плохого состояния дорог. За неделю боёв общие потери танков и штурмовых орудий составили 39%. Большая часть из них была возвращена в строй в ближайшие дни.  Вечером 10 февраля в 4-х танковых дивизиях III танкового корпуса вместе с приданными батальонами было 155 боеготовых танков и штурмовых орудий,  в том числе больше половины – «Пантеры» и «Тигры».  В 1-й танковой дивизии имелось боеготовых 48 «Пантер» и 18 Pz. IV.  В окружении продолжали находиться около 55 тысяч немецких солдат и офицеров,  а советские войска все ближе приближались к единственному аэродрому в «котле».

Вторая попытка освободить окружённую Черкасскую группировку

Состав III танкового корпуса 11 февраля 1944 года:
– 1-я танковая дивизия СС;
– 17-я танковая дивизия (боевые группы Финка, Питша и Франка II);
– 16-я танковая дивизия (боевые группы Беке и Блёмеке);
– 1-я танковая дивизия, не полностью прибывшая (боевые группы Франка I и Хупперта);
– 198-я пехотная дивизия.

Боевой порядок III танкового корпуса 11 февраля 1944 года:
– 16-я танковая дивизия и тяжелый танковый полк Беке наступали в центре от Шубиных Ставов;
– слабая 17-я танковая дивизия должна была наступать на левом фланге;
– танковая дивизия СС «Лейбштандарт» прикрывала фланг III танкового корпуса с севера;
– две боевые группы 1-й танковой дивизии должны были наступать на правом фланге корпуса.

Несколько частей и подразделений 1-й танковой дивизии все еще оставались южнее района сосредоточения, пробираясь через грязь.  Из подошедших подразделений 1-й танковой дивизии была создана ещё одна группа – боевая группа Франка (Kampfgruppe Frank),  которая состояла из I батальона («Пантер») 1-го танкового полка  и  II батальона 113-го полка  1-й танковой дивизии с приданным ей батальоном 326-го пехотного полка 198-й пехотной дивизии. Командиром боевой группы был назначен подполковник Гейнц Франк  (Heinz-Werner Frank), командир 1-го танкового полка.

11 февраля в 06:30 из района восточнее Рыжановки в северном направлении начала наступление боевая группа Франка 1-й танковой дивизии.  Впереди шла рота «Пантер» под командованием лейтенанта Зеемана. На броне танков, следующих позади, сидела мотопехота (панцергренадёры).  Бронетранспортеры 1-й танковой дивизии еще не прибыли,  и не было другого способа провезти мотопехоту через грязь.  Через два часа была занята Чижковка,  и танки продолжали двигаться на север через Яблоновку,  Жабинку к реке Гнилой Тикич.  Танки подошли к реке близ Бужанки,  но не могли переправиться.  Тогда панцергренадеры перешли реку по маленькому мосту и захватили плацдарм на северном берегу Гнилого Тикича. За 6 часов боевая группа Франка смогла пройти с боями 15 километров.

В 7:00 16-я танковая дивизия и тяжёлый танковый полк Беке начали прорыв советской обороны из района южнее Шубиных Ставов.  Через несколько часов, пройдя 8-10 километров, 16-я танковая дивизия тоже вышла к Бужанке и создала плацдарм у Франковки,  где на реке Гнилой Тикич захватила единственный неповреждённый мост, по которому могли пройти танки. К мосту у Франковки был направлен танковый полк Беке,  в составе которого были 503-й тяжелый танковый батальон (10 «Тигров») и 2-й батальон 23-го танкового толка (16 «Пантер»). Командовал полком подполковник Франц Беке (Dr. Franz Bäke).

17-я танковая дивизия, которая имела мало танков, прикрывала левый фланг атакующей группировки III танкового корпуса.

За пять часов наступления соединения III танкового корпуса прошли треть расстояния до окруженной группировки и совершили переправу через наиболее серьезную водную преграду. «Пантеры» танкового полка Беке переправились через Гнилой Тикич по мосту во Франковке,  а тяжёлые танки «Тигр» перешли реку вброд,  который они нашли по следам от гусениц советских танков. Боевая группа Беке незамедлительно продолжила наступление.

В это время боевая группа Франка пошла в атаку на северо-восток вдоль южного берега Гнилого Тикича в направлении Лысянки.  Для обороны плацдарма на северном берегу реки была оставлена панцергренадерская рота при огневой поддержке 4-й танковой роты батальона «Пантер», находившейся на южном берегу.

В 15:40, на полпути к Лысянке, подполковник Франк отправил радиограмму о том, что его группе срочно требуется горючее и боеприпасы.  Снабжение группы из-за грязи и оставшихся очагов сопротивления в тылу у танкистов затянулось до вечера.

В наступившей темноте боевая группа Франка продвигалась по дороге из Бужанки на Лысянку, которую река Гнилой Тикич делила на две половины. Немецкие танки без боя подошли к юго-восточной окраине Лысянки и сходу пошли в атаку.  Слева от дороги наступала 1-я рота I батальона, 2-я танковая рота шла в атаку справа от дороги.  За ними следовали 3-я танковая рота и «Пантера» командира боевой группы и 1-го танкового полка подполковника Франка с номером на башне «R01». Мотопехота (панцергренадеры) разместилась на танках.

Советская оборона,  состоявшая из танков и противотанковых пушек,  начиналась в 30 метрах от крайних домов села.  Пользуясь внезапностью,  «Пантеры» 1-й роты быстро прошли сквозь советскую оборону перед селом.  2-я рота тоже не встретила активного сопротивления. При продвижении в Лысянке,  панцергренадеры спешились с танков,  а «Пантеры» попали на минное поле.  Несколько танков были выведены из строя,  подорвавшись на минах.  Темп атаки снизился, начались ожесточенные уличные бои. Ночью боевая группа Франка захватила южную часть Лысянки, но мост через реку взорвали советские саперы.

12 февраля боевая группа Беке не вела боёв из-за нехватки горючего и боеприпасов. Боевая группа Блёмеке тоже почти бездействовала.  Колонны снабжения доставили горючее и боеприпасы группе Беке в ночь на 13 февраля.  17-я танковая дивизия немного продвинулась вперед для прикрытия левого фланга 16-й танковой дивизии.  Части 198-й дивизии вели бои в Винограде с советской 3-й воздушно-десантной дивизией.

1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» отбивала атаки советской 58-й стрелковой дивизия в районе Репок.  «Лейбштандарт», как и другие дивизии, имел проблемы с подвозом боеприпасов и горючего.  Кроме того, из-за плохого состояния дорог полевые кухни «Лейбштандарта» все еще не прибыли в боевые части. Солдатам были выданы мясные консервы, которые ещё нужно было разогреть.

1-я танковая дивизия  12 февраля также занималась подвозом горючего и боеприпасов. 4-я рота «Пантер» с тремя десятками панцергренадёров под командованием лейтенанта Валля, оставленные в Бужанке,  были отозваны в Лысянку.  Это давало боевой группе Франка свежие силы и некоторое количество боеприпасов и горючего.

Между Бужанкой и Лысянкой было всего 6 километров. Когда отряд подходил к Лысянке, в танк лейтенанта Валля попал противотанковый снаряд,  ранив и убив панцергренадёров, сидевших на ее броне.  Командир второго танка обер-фельдфебель Штриппель передал по радио остальным экипажам танков, чтобы те остановились, а его танк на предельной скорости проскочил через открытое пространство и скрылся за домами в селе. Штриппель вылез из танка пешком разведал позиции советских противотанковых пушек, потом из своей «Пантеры» открыл огонь с тыла по советским артиллерийским позициям.  После этого остальные танки роты Валля благополучно прибыли в Лысянку.

Сообщение между боевой группой Франка и другими частями 1-й танковой дивизии было плохое и непостоянное,  так как дороги из Лысянки на запад и юго-запад находились под огнем советской артиллерии.  Одна из немецких колонн машин снабжения в ночь на 12 февраля была расстреляна советскими противотанковыми пушками и самоходными орудиями южнее Бужанки в районе между Яблоновкой и Тихоновкой.

40 транспортных самолетов сбросили горючее в канистрах в районе боевых действий III танкового корпуса. В районе расположения боевой группы Франка лишь два самолета сбросили свои канистры. Несколько самолётов сбросили свой груз в лес южнее Лысянки, где располагались советские части.

Боевые действия III танкового корпуса и 1-й танковой дивизии
при прорыве к Черкасскому «котлу» с 11 по 18 февраля 1944 года

Боевые действия 1-й танковой дивизии при прорыве к Черкасскому «котлу»

13 февраля генерал Герман Брейт отдал приказ «сейчас или никогда» и наступление III танкового корпуса продолжилось. Тяжелый танковый полк Беке двигался на северо-восток, имея батальон «Тигров» слева и батальон «Пантер» справа. Части 16-й танковой дивизии атаковали на левом фланге полка Беке. 16-я танковая дивизия и полк Беке утром прорвали оборону частей 2-й танковой армии под Дашуковкой, захватили её и Чесновку.  Боевая группа Беке заявила об уничтожении 70 советских танков и 40 противотанковых пушек.  Группа потеряла 5 «Тигров» и 4 «Пантеры». Во второй половине дня были взяты Хижинцы. Было пройдено ещё 12 километров, до окруженной группировки оставалось всего 10 км.

Боевая группа Франка 1-й танковой дивизии вброд переправилась через Гнилой Тикич и с боем захватила плацдарм.  Первой форсировал реку танк обер-фельдфебеля Штриппеля в сопровождении ещё шести «Пантер» с экипажами добровольцев при поддержке пикирующих бомбардировщиков.  После танков перешли вброд реку с ледяной водой солдаты из 6-й роты 113-го панцергренадерского полка.  К полуночи боевая группа Франка овладела западной частью Лысянки.  Саперы 37-го саперного батальона дивизии приступили к восстановлению взорванного моста.  К вечеру 13 февраля в боевой группе Франка оставалось 22 боеготовые «Пантеры». 6 танков требовали ремонта.

Большие успехи 16-й и 1-й танковых дивизий отметил командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал фон Манштейн, отправив в штабы III танкового корпуса, 1-й, 16-й и 17-й дивизий радиограмму: «Браво! Несмотря на грязь и русских, многое уже сделано. Теперь остался последний шаг. Сожмите зубы и — вперед. Сейчас или никогда. Этот шаг тоже будет удачным».

На острие наступления 1-й танковой дивизии атаковала боевая группа Франка, которая состояла из 1-го танкового полка (без II батальона),  II батальона 113-го панцергренадерского полка и 37-го сапёрного батальона (без одной роты).  Остальные силы дивизии были заняты на подвозе горючего и боеприпасов и прикрытии восточного фланга, а некоторые подразделения и части до сих пор не прибыли.

299-й армейский зенитно-артиллерийский дивизион занимал позиции в районе Ризино, не имея средств для передвижения.  Его полугусеничные бронетранспортёры были изъяты для подвоза грузов боевой группе Франка.  Для охраны колонн с грузами по дороге из Тихоновки в Лысянку от возможных атак советских войск использовались несколько танков Pz. IV и самоходки «Веспе» и «Хуммель», а также рота саперов и подразделения панцергренадерского батальона на бронетранспортерах.  Восточный фланг от Кобыляк до Тихоновки прикрывали II танковый батальон  (12 танков Pz. IV),  1-й разведывательный батальон,  противотанковая рота,  рота  панцергренадёров и три артиллерийские батареи.  Остальные части и подразделения дивизии пробирались через грязь южнее района боевых действий.

III танковый корпус имел растянутые фланги и протяженные пути снабжения ударных частей.  Севернее 1-й танковой дивизии атакующая немецкая группировка имела небольшие силы: тяжелый танковый полк Беке, 506-й тяжелый танковый батальон, из частей 16-й танковой дивизии – батальон «Пантер»,  панцергренадерский батальон на бронетранспортерах  и разведывательный батальон.  Остальные силы 16-й танковой дивизии, все части 17-й танковой дивизии и танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» прикрывали северный фланг корпуса.  198-я пехотная дивизия сумела вернуть контроль над Виноградом и охраняла с севера коммуникации III танкового корпуса у основания выступа, который был образован в результате вклинения корпуса в советскую оборону.

Чтобы закрыть разрыв между 1-й и 16-й танковыми дивизиями,  боевая группа Питша из 17-й танковой дивизии поздно вечером 13 февраля перешла в наступление севернее Гнилого Тикича с целью подойти к Лысянке с северо-востока. В  составе группы были 1 Pz. IV, 3 «Тигра» из 506-го тяжелого танкового батальона и 2 StuG-III из 249-го дивизиона штурмовых орудий с небольшим количеством пехотинцев. При подходе к Лысянке был подбит один «Тигр».

14 февраля боевая группа Беке не смогла продвинуться из-за труднопроходимой местности восточнее Хижинцев и упорного сопротивления советских войск.

14 февраля боевая группа Франка наступала на хутор Октябрь на северо-восток от Лысянки и сумела захватить неповреждённый мост грузоподъемностью 40 тонн через ручей с крутыми берегами, текущий в Гнилой Тикич между Лысянкой и Октябрём.  Мост в наступившей темноте захватил взвод «Пантер» под командованием обер-фельдфебеля Штриппеля. При этом «Пантера» Штриппеля подбила два советских танка Т-34, охранявших мост. Общий боевой счёт уничтоженных Штриппелем советских танков достиг 60-ти.

К боевой группе Франка подошла небольшая боевая группа Питша,  что было весьма кстати.  Многие танки Франка по разным причинам не были готовы к бою, в строю оставалось мало панцергренадёров. Потери не были большими, но было много обморожений, «траншейной стопы» и болезней,  вызванных плохими условиями пребывания (вши, дизентерия),  особенно у панцергренадёров. 14 февраля некоторые части подразделения 1-й танковой дивизии все еще +пробирались через грязь на дорогах.

Во второй половине дня к Лысянке подошла колонна снабжения 1-й танковой дивизии. Колонну сопровождало сильное охранение,  которым командовал командир I батальона 113-го панцергренадёрского полка майор резерва Георг Фейг (Georg Feig).  В это время в Лысянке всё ещё шёл бой. К концу дня группа Франка взяла под контроль все село.  В течение ночи саперы 37-го саперного батальона боевой группы Франка закончили восстановление и усиление моста в Лысянке.

Открытие боевой группой Франка нового пути в северо-восточном направлении привело к переносу основного удара в район Лысянки,  поскольку местность восточнее Хижинцев была труднопроходимой.  Для этого в район Лысянки был переброшен тяжелый танковый полк Беке. 14 февраля ударил мороз, но во второй половине дня начался сильный снегопад. Передвижение по дорогам по-прежнему было затруднительным.

15 февраля в наступление из Лысянки пошли немногочисленные танки боевой группы Франка, тяжёлого танкового полка Беке и боевой группы Питша.  Утром 15-го в 1-й танковой дивизии в строю находились 16 «Пантер» и 11 Pz. IV.  В группе Франка из 16 «Пантер» были полностью боеготовые 9 машин, 3 «Пантеры» были условно боеготовые и 4 «Пантеры» только с пулеметами (из-за нехватки боеприпасов).

Прорыв Корсунь-Шевченковского (Черкасского) «котла»
16-18 февраля 1944 года

16 февраля усилился ветер, и снегопад превратился в метель, которая усилилась ночью 18 февраля.

Утром 16 февраля боевая группа Франка перешла в атаку на хутор Октябрь. «Пантеры» отражали контратаку танков Т-34. В ходе боя две «Пантеры» провалились в небольшие овраги, скрытые под снегом.  С трудом, но они были возвращены в строй.  Группа Питша поддерживала Франка и имела один Pz. IV,  одно штурмовое орудие StuG-III и 19 солдат и офицеров из 17-го разведывательного батальона 17-й танковой дивизии.

Тяжелый танковый полк Беке атаковал высоту 239,0 в 2-х км северо-восточнее Октября. Силы полка Беке значительно уменьшились.  Вместо 2-х полноценных танковых батальонов в начале наступления,  теперь полк имел два взвода «Тигров» и два взвода «Пантер».  После ожесточённого боя с советскими танками и занятия высоты 239,0,  «Тигры» организовали её оборону.

Получив по воздуху горючее и боеприпасы, боевая группа Франка продолжила атаку на Октябрь.  В этот раз группа пошла в обход слева,  чтобы подойти к Октябрю с севера.  Три «Пантеры» увязли в болоте, прикрытым недавно выпавшим снегом. Хутор Октябрь был захвачен. До окруженной группировки оставалось 7 км. К концу дня в боевой группе Франка осталось 12 «Пантер», а в ротах II батальона 113-го панцергренадерского полка было в среднем по 12 чел.  В Лысянке и вблизи нее оставалось много танков,  имевших механические повреждения или просто застрявших.  Поскольку состояние местности не давало возможности на быстрый ремонт или эвакуацию обездвиженных танков, многие из них были подготовлены к взрыву.

Прорыв из окружения был начат в 23 часа 16 февраля, чтобы воспользоваться темнотой и внезапностью.  Первыми двинулись части корпусной группы «Б» и 72-й пехотной дивизии. Через полчаса к ним присоединились части танковой дивизии СС «Викинг»,  наиболее сильного соединения группы Штеммермана. Прорывавшиеся на Лысянку немецкие войска были отклонены советским танковым заслоном южнее.  На пути немецких колонн была сильно пересеченная местность,  изобилующая многочисленными оврагами и крутыми склонами,  которая не была проходимой для техники и тяжелого вооружения,  которые пришлось бросить,  приведя их в негодность.

Основная масса выходящих из окружения подошли к р. Гнилой Тикич восточнее Лысянки, однако ни мостов, ни других возможностей для переправы не было. Под огнём советских танков Т-34 и противотанковых пушек с холма в 500 метрах от берега немецкие солдаты,  невзирая на ледяную воду и сильное течение, пытались переправиться вплавь или на подручных средствах. Часть из них добралась до противоположного берега, часть утонула из-за тяжелого намокшего обмундирования и переохлаждения.

К утру 18 февраля удалось построить временные пешеходные мосты.  Но значительное число солдат смогло выйти по северному берегу реки на запад к Лысянке. По данным командира XXXXII корпуса генерал-лейтенанта Маттенклотта из «котла» самостоятельно вышли 27 703 немецких солдата и 1063 «хиви», а также вывезено 7 496 раненых.  Всего из окружения вышли 36 262 человека. Кроме того, из «котла» по воздуху был вывезен в тыл 4161 раненый и больной. Вся техника и снаряжение были потеряны, почти треть окружённых погибла или попала в плен.

19 февраля дивизии III танкового корпуса, в том числе и 1-я танковая дивизия начали отход от Лысянки и из выступа.  В этот день командиром 1-й танковой дивизии был назначен полковник Вернер Маркс  (Werner Marcks).  29 февраля основные силы дивизии подходили от Умани к Виннице.

Потери 1-й танковой дивизии  с 1 по 20 февраля составили 35 человек убитыми,  212 ранеными и 3 пропавшими без вести.  За этот же период дивизия безвозвратно потеряла 51 танк  (39 «Пантер»),  из них 16 танков было потеряно от огня противника,  3 подорвались на минах, 2 – от самовозгорания, 25 – по техническим причинам, 5 завязли в грязи и болотах.

Три «Пантеры» группы Франка, которые подорвались на минах, получили очень большие повреждения и впоследствии были взорваны из-за невозможности их ремонта или эвакуации. Танки с механическими поломками,  которые не удалось эвакуировать,  при отступлении были взорваны. Три танка застряли в грязи к броду у Лысянки.  При отступлении их также пришлось взорвать.

Непрерывные тяжелые бои с советскими войсками в течение двух недель в грязи и снегу истощили силы личный состав всех дивизий III танкового корпуса,  в том числе и 1-й танковой дивизии.  Усугубляло эту ситуацию скудное питание.  Полевые кухни так и не добрались до передовой.  Солдаты были лишены горячей пищи в промозглую погоду и питались только сухим пайком.  Они полноценно не спали уже много дней; теплых укрытий для отдыха не было.  Обувь и обмундирование износились.  В одной роте 1-й танковой дивизии из 70 человек за один день было зафиксировано 20 обморожений.

«Котёл Хубе»

4 марта советский 1-й Украинский фронт под командованием маршала Г.К. Жукова начал Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию из района Шепетовки и к 10 марта смог своими танковыми бригадами выйти на рубеж Тернополь – Проскуров – Старо-Константинов, перерезав железную дорогу Львов – Одесса,  главную рокадную коммуникацию всей южной немецкой группировки.

Проскуровско-Черновицкая наступательная операция 1-го Украинского фронта
и боевые действия 1-й немецкой танковой армии с 4 по 20 марта 1944 года

Боевые действия 1-й немецкой танковой армии с 4 по 20 марта 1944

В первых числах марта в район Старо-Константинова севернее Проскурова прибыла из Винницы 1-я танковая дивизия.  Батальон «Пантер» дивизии вместе с 509-м тяжёлым танковым батальоном (28 «Тигров») отразил попытку советского 7-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии взять город с запада или обойти его с юго-запада.

Вместе с другими дивизиями 1-й танковой армии под командованием генерала танковых войск Ганса Хубе (Hans-Valentin Hube) 1-я танковая дивизия четыре дня вела активную оборону Старо-Константинова против войск 1-й гвардейской армии и 7-го гвард. танкового корпуса,  но 9 марта была вынуждена оставить город и отступить на юг, в район Проскурова.

Командующий группой армий «Юг» генерал-фельдмаршал Эрих фон Манштейн (Erich von Manstein)  11 марта организовал ряд контрударов в районе Тернополь – Волочиск – Проскуров, где произошло встречное сражение. В контратаках против наступающих советских танковых и механизированных корпусов 3-й гвардейской и 4-й танковых армий участвовали постепенно прибывающие с уманского направления немецкие танковые дивизии. Прибытие 11, 16-й и 17-й танковых дивизий позволило Манштейну организовать контратаки западнее Проскурова.  Эти контратаки поддерживали противотанковые штурмовики Henschel Hs 129 из 10-й эскадрильи истребителей танков 9-й эскадры непосредственной поддержки войск (10 (Pz.)./SG9),  которые базировались на Проскуров.

16 марта командиром 113-го панцергренадёрского полка 1-й танковой дивизии стал майор резерва Георг Файг  (Major der Reserve Georg Feig).  До 20 марта 1-я танковая дивизия отбивала атаки на Проскуров с запада и северо-запада частей 1-й гвардейской армии,  9-го механизированного корпуса и 6-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии.

К исходу 20 марта в шести танковых дивизиях 1-й немецкой танковой армии было всего 32 боеготовых танка (18 Pz.IV, 12 «Пантер», 2 «Тигра») и 50 штурмовых орудий. Через три дня было отремонтировано ещё несколько «Тигров» и «Пантер».

21 марта войска 1-го Украинского фронта отразили контрудары танковых дивизий 1-й немецкой танковой армии и возобновили наступление в южном направлении. К исходу первого дня наступления немецкая оборона была прорвана и в прорыв вошли три танковые армии:  3-я гвардейская,  1-я и 4-я.  23 марта передовые части 1-й советской танковой армии освободили Чортков, 24 марта с ходу форсировали Днестр, а 29 марта освободили Черновцы. Советская 4-я танковая армия, совершив обход с северо-запада,  26 марта вошла в Каменец-Подольский и 8 суток вела бои в окружении. Советская 3-я гвардейская танковая армия вышла с севера в район Каменец-Подольского, а 28 марта была выведена в резерв.

23 марта 1-я танковая дивизия нанесла контрудар на участке северо-восточнее села Бедриковцы навстречу 19-й танковой дивизии против частей 3-й гвардейской танковой армии. Затем отступила в Купин, сдерживая 304-ю и 127-ю стрелковые дивизии 1-й гвардейской армии.

Вечером 23 марта Манштейн приказал 1-й танковой армии:  «... по обе стороны реки Збруч остановить наступающего противника, освободить дорогу снабжения Чортков – Ярмолинцы и соединиться с 4-й танковой армией на Серете под Трембовлей».

Боевые действия в районе «котла Хубе» и прорыв 1-й немецкой танковой армии
с 21 марта по 10 апреля 1944 года

Боевые действия в районе «котла Хубе»

25 марта 1-я танковая армия  оказалась в окружении в районе Скала-Подольская – Каменец-Подольский севернее Днестра. В «котле Хубе» оказались 23 немецкие дивизии,  в том числе 10 танковых.  В конце марта 1944 г. все дивизии 1-й танковой армии были лишь условно пригодными для обороны.  У них не было тяжелого вооружения, артиллерии, противотанковых пушек и автомобилей.  Боеготовых танков во всей армии было всего 24  (6, 11 и 16-я танковые дивизии). В 1-й, 19-й и 2-й СС «Райх» танковых дивизиях боеготовых танков не было.

Находившиеся между реками Збруч и Смотрин и восточнее Збруча  разрозненные части 4-й танковой армии из 7-й танковой,  68-й пехотной дивизий  и  дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» под командованием полковника Маусса были подчинены командующему 1-й танковой армией.

27 марта окруженная группировка 1-й танковой армии пошла на прорыв в западном направлении.  Три дня в районе прорыва завывала снежная вьюга,  не дававшая советским войскам использовать авиацию.  Танковые дивизии прорывались на Бучач через несколько рек (Смотрин, Збруч, Серет, Жванчик, Джурин, Стрыпа),  три из них были большие.  Наступление параллельно вели две корпусные группы.

Для прорыва на запад в составе 1-й танковой армии были сформированы две ударные корпусные группы:
           – корпусная группа Шеваллери (LIX армейский и XXIV танковый корпуса)  в составе 1-й, 6-й, 11-й, 16-й, 19-й танковых дивизий, 20-й панцергренадерской дивизии, 96-й, 291-й и 208-й пехотных дивизий, группы Маусса;
           – корпусная группа Брайта  (III и XXXXVI танковые корпуса)  в составе 17-й танковой дивизии, боевой группы дивизии СС «Рейх»,  101-й егерской дивизии,  168-й, 82-й, 254-й, 1-й и 371-й пехотных дивизий.

Группа Шевалери (Korpsgruppe Chevallerie)  продвигалась на правом фланге, отбивая постоянные атаки 1-й гвардейской армии.  Группа Брайта наступала вдоль Днестра,  а затем повернула на северо-запад к Бучачу. Эту тактику в войсках неофициально назвали «катящийся ёж» (rollendenlgels). Корпусной группой Шевалери, в которой находилась 1-я танковая дивизия, командовал генерал пехоты Курт фон дер Шевалери (Kurt von der Chevallerie).

Соединения 1-й танковой армии получали горючее и боеприпасы по воздуху,  но очень недостаточно для ведения наступательных боёв. Поэтому были сожжены почти все автомобили, оставив только танки, бронетранспортеры, штурмовые и самоходные орудия.  Командир одной танковой роты 1-й танковой дивизии Штовес вспоминал: «Из колонн на мостах через Збруч были извлечены и сожжены все машины, не имевшие полного привода».

Передовые отряды корпусных групп легко оттеснили немногочисленные советские силы по реке Збруч и захватили три неповреждённых моста.  31 марта группу армий «Юг» возглавил генерал-фельдмаршал Вальтер Модель. 4 апреля группа армий «Юг» получила новое наименование «Северная Украина» (Heeresgruppe Nordukraine).

27 марта 1-я танковая дивизия обороняла Купин. 1-й полк находился на правом фланге, 113-й полк – на левом.  73-й артиллерийский полк был направлен южнее Купина в Смотрич, чтобы занять мост через речку Смотрич и отсечь наступающие танковые бригады 4-й танковой армии. 28 марта дивизия отступила из западной части Купина.  29 марта дивизия начала отход из Купина в Смотрич, чтобы обеспечить мост через реку Смотрич. 31 марта она переместилась в Почапинцы и Летава.

1-я танковая дивизия следовала в арьергарде XXIV танкового корпуса. Она перешла реку Збруч у Скалы и 1 апреля находилась в селе Гуштын. 3 апреля дивизия переправилась вброд через реку Серет у села Улашковцы в 12 км южнее Чорткова.

Поздно вечером 3 апреля 113-й панцергренадерский полк в ожесточённом бою захватил перекресток двух магистральных дорог в 8-ми километрах юго-западнее Чорткова.  В ночь на 4 апреля 113-й панцергренадерский полк вышел к западной окраине Чорткова,  где попал под сильнейший огонь русской артиллерии.  Командир 113-го панцергренадёрского полка майор резерва Файг, следовавший в авангарде полка, получил тяжелое ранение в ногу.  За этот бой 23 мая он получил Немецкий крест в золоте.  Командиром 113-го панцергренадёрского полка был назначен полковник Эрнст Брадель (Ernst-Joachim Bradel).

5 апреля 1-я танковая дивизия захватила юго-западную часть Чорткова,  где несколько дней сдерживала контратаки 3-й гвардейской танковой армии.  6 апреля корпусная группа Брайта в районе Бучача соединилась с войсками 2-го танкового корпуса СС,  наступавшими с внешнего кольца окружения.  Бои в этом районе продолжались ещё 10 дней.  15 апреля все части 1-й танковой армии вышли из окружения. 17 апреля Ставка ВГК закончила Проскуровско-Черновицкую наступательную операцию.

С 21 апреля командующим 1-й танковой армией был назначен генерал пехоты Курт фон дер Шевалери вместо погибшего в авиакатастрофе в Германии генерала Хубе. В мае 1944 года 1-я танковая дивизия была направлена в резерв 4-й танковой армии группы армий «Северная Украина».

1 июня 1944 года  в донесении о боевом и численном составе 1-й танковой дивизии (Stärkemeldung der 1. Panzer-Division) сообщалось,  что личный состав (Personal) насчитывал 13 533 человек, в том числе 358 офицеров и 309 хиви. Потери (Verluste) в мае месяце составили 16 убитых, 33 раненых, 20 без вести пропавших, 284 больных. Пополнение (Ersatz) в мае составило 605 человек, вернулись в дивизию после выздоровления 365 военнослужащих.

На 1 июня в дивизии было 130 танков (76 Тигров, 21 Пантера и 33 Pz. IV),  1 штурмовое орудие, 10 бронетранспортёров и 10 самоходных противотанковых орудий.  Ещё 4 танка и 10 бронетранспортёров находились в краткосрочном ремонте.  2-я танковая дивизия получила в июне пополнение,  штурмовое орудия и бронетранспортёры.  Командир танкового взвода 4-й танковой роты обер-фельдфебель Ганс Штриппель 4 июня 1944 года стал 485-м награжденным Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста.

Отступление летом 1944 года

В начале июля 1944 года 1-я танковая дивизия была направлена в резерв 1-й танковой армии и находилась во 2-м эшелоне юго-восточнее Львова.  I артдивизион 73-го самоходного артиллерийского полка в июле был отправлен на восстановление в Германию.

13 июля войска 1-го Украинского фронта перешли в летнее наступление на рава-русском и львовском направлениях. Началась Львовско-Сандомирская наступательная операция. 14 июля 1-я танковая дивизия была брошена против наступающих частей 38-й армии в районе Зборова. Дивизия была подчинена III танковому корпусу 1-й танковой армии группы армий «Северная Украина» (Nordukraine).  На львовском направлении немецкое командование создало ударную группировку из 1-й и 8-й танковых дивизий,  которая отбила атаки советских 38-й и 60-й армии и с утра 15 июля провела контрудар из района Плугов, Зборов,  потеснив советские войска на несколько километров.

Советское командование усилило авиационные удары на этом направлении,  а 16 июля ввело в сражение в узкий коридор в районе города Колтов (к северо-западу от Тарнополя) 3-ю гвардейскую танковую армию генерал-полковника танковых войск П. С. Рыбалко,  а 17 июля через этот проход прошла вся 4-я танковая армия генерал-полковника Д. Д. Лелюшенко.

Боевые действия 1-й немецкой танковой армии в районе Львова с 13 по 27 июля 1944 г.
Боевые действия в районе Львова в июле 1944

После разгрома бродской группировки (XIII армейский корпус) и отражения контрудара 1-й и 8-й немецких танковых дивизий советские танковые армии вместе с частями 38-й и 60-й армий быстро повели наступление на Львов.  3-я гвардейская танковая армия обходила город с севера, 4-я танковая армия – с юга.  Под угрозой окружения немецкой львовской группировки командующий группой армий «Северная Украина» генерал-полковник Йозеф Гарпе  (Harpe) 23 июля отдал приказ войскам оставить Львов и отходить в сторону Самбора.  27 июля Львов был освобождён советскими войсками.  1-я танковая дивизия находилась южнее Львова и отходила вместе с соединениями III танкового корпуса.

1 августа 1944 года в донесении о боевом и численном составе 1-й танковой дивизии (Stärkemeldung der 1.Panzer-Division) сообщалось,  что личный состав (Personal) насчитывал 11 238 человек,  в том числе 314 офицеров и 394 хиви.  Потери (Verluste) в мае месяце составили 439 убитых, 2 099 раненых, 247 без вести пропавших, 147 больных.  Пополнение (Ersatz) в мае составило 169 человек, вернулись в состав дивизии после выздоровления 653 военнослужащих. Высокие потери – 2 782 чел. убитых, раненых и пропавших без вести – произошли с 14 июля по 1 августа.

В дивизии на 1 августа было 15 танков (5 «Пантер» и 10 Pz. IV), 3 штурмовых орудия, 121 бронетранспортёр и 5 самоходных противотанковых орудий (Pak). Еще 16 танков, 5 штурмовых орудий и 40 бронетранспортёров находились в краткосрочном ремонте.

Боевые действия на Баранувском (Сандомирском) плацдарме
28 июля – 29 августа 1944 года

29 июля советские войска форсировали Вислу (Wisła) южнее Сандомира (Sandomierz).  На левом берегу реки был захвачен плацдарм,  на который переправились передовые части 13-й армии (генерал-лейтенант Н. П. Пухов),  1-й гвардейской танковой армии  (генерал-полковник танковых войск М. Е. Катуков) и 3-й гвардейской танковой армии  (генерал-полковник т/в П. С. Рыбалко).

На Сандомирском (Баранувском) плацдарме развернулись ожесточённые бои. 4 августа на Сандомирский плацдарм переправилась 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова. К 8 августа её войска вышли на рубеж Шидлув – Стопница и перешли к обороне.

Командующий группой армий «Северная Украина» генерал-полковник Гарпе продолжал стягивать резервы к Баранувскому (Сандомирскому) плацдарму и готовился нанести по советским войскам мощные контрудары.

Боевые действия в районе Баранувского (Сандомирского) плацдарма
28 июля – 29 августа 1944 года

Боевые действия в районе Баранувского (Сандомирского) плацдарма

III танковый корпус нанес 11 августа мощный контрудар из района Шидлува (Szydłów). В восемь утра 3-я и 16-я немецкие танковые дивизии при поддержке авиации нанесли удар в направлении на Сташув (Staszów),  Баранув (Baranów),  а 20-я моторизованная дивизия – на Климентув (Klimontów). Корпус должен был выйти к городу Барануву, расколов плацдарм надвое. Для усиления корпусу был придан 501-й тяжёлый танковый батальон,  в котором было 45 новых тяжёлых танков Тигр II  («Королевский тигр»).  За два дня наступления корпус вклинился в оборону советских войск на глубину до 10 км.  Столкнувшись с ожесточённым сопротивлением советских войск, наступление в этом районе было остановлено.

13 августа  III танковый корпус был передислоцирован южнее,  в район Стопницы (Stopnica) и получил в свой состав 1-ю танковую дивизию и 509-й тяжёлый танковый батальон. Корпус силами 3-х танковых дивизий (1-я, 3-я, 16-я) и 20-й моторизованной дивизии нанёс новый контрудар из района северо-западнее Стопницы и потеснил части 5-й гвардейской армии на 6-10 км. Наступление корпуса поддерживала 24-я танковая дивизия, наступая из района южнее Стопницы вдоль Вислы. Немецкая ударная группировка имела до 100 боеготовых танков и штурмовых орудий, в том числе двадцать «Тигров».

14 августа продвижение соединений III танкового корпуса было незначительным, его передовые отряды подошли к окраинам Стопницы. Наступающие танковые дивизии столкнулись с сильной противотанковой обороной и стойкостью войск 5-й гвардейской армии, поддержанных частями 3-й гвардейской танковой и 13-й армий. В период с 11 по 15 августа на Сандомирский плацдарм была переброшена советская 4-я танковая армия.

15-16 августа части 1-й танковой и 20-й моторизованной дивизий вели атаки в районе Стопница – Метель против частей 5-й гвардейской армии.  15 августа с наступлением рассвета пошла в атаку немецкая мотопехота. Во второй атаке в направлении на Метель (Mietel) приняли участие два батальона мотопехоты, часть из которых продвигалась на бронетранспортёрах. Их поддерживали полтора десятка танков и штурмовых орудий.  Потеряв несколько танков,  они отступили.

В третьей атаке принимали участие «Тигры».  Наступление шло двумя группами с разных направлений. Восемь «Тигров» подошли с юго-запада к советским позициям на дистанцию 1,5-2 км и начали обстреливать их. Под прикрытием огня «Тигров» пошла в атаку мотопехота. Вторая группа наступала с юго-востока и состояла из нескольких танков с панцергренадерами.  Одна рота обошла советские артиллерийские позиции.  В этот день немецким дивизиям удалось захватить Стопницу, оттеснив войска 5-й гвардейской армии на рубеж в районе сёл Белябоже (Bialoborze) – Новы (Nowy).  Утром 16 августа дивизии возобновили наступление,  совершив четыре атаки за день и потеряв до десяти танков.

После шести дней ожесточенных боёв III танковый корпус и в составе его 1-я танковая дивизия прекратили наступление.  18 августа 1-я танковая дивизия была отведена с фронта и отправлена через Кельце на северный участок Сандомирского плацдарма.  Дивизия вошла в состав XXXXVIII танкового корпуса 4-й танковой армии.  Весь конец августа и первые числа сентября 1-я танковая дивизия совместно с 3-й и 23-й танковыми дивизиями отражала атаки войск 3-й гвардейской танковой армии в районе Опатува (Opatów).

23 августа командир 1-го разведывательного батальона (Panzer-Aufklärungs-Abteilung 1) 1-й танковой дивизии майор Гельмут Хупперт (Helmut Huppert) был награждён Рыцарским крестом (Ritterkreuz) Железного креста.

Боевые действия 1-й танковой дивизии в Восточных Карпатах
в сентябре 1944 года

8 сентября советские войска начали Восточно-Карпатскую наступательную операцию. 1-я танковая дивизия была отправлена на юг Польши в Восточные Карпаты и вошла в состав XXIV танкового корпуса 1-й танковой армии группы армий «Северная Украина». 12 сентября 1-я танковая дивизия отбивала атаки вдоль шоссе на Лысу Гуру (Łysa Góra) советских бригад 25-го танкового корпуса, имевшего всего лишь 27 танков.

14 сентября 70-я гвардейская стрелковая дивизия захватила укрепленный пункт Глойсце (Głojsce) и перерезала единственную рокадную коммуникацию севернее Карпат,  шоссе Ясло – Жмигруд-Новы (Żmigród Nowy) – Дукля (Dukla).  В прорыв в районе Глойсце вошел советский 1-й гвардейский кавалерийский корпус.

Немецкое командование нанесло удар на Глойсце с двух сторон:  силами 1-й танковой дивизии с пехотой с запада, со стороны Лысой Гуры,  и силами 8-й танковой дивизии с пехотой с востока, со стороны Ивли (Iwla). \Танковые дивизии потеснили советские 25-й танковый корпус и 121-ю стрелковую дивизию 67-го стрелкового корпуса,  закрыли брешь в немецкой обороне и отрезали коммуникации 1-го гвардейского кавалерийского корпуса.

На изолированном правом фланге 1-й танковой армии,  оборонявшем горный хребет Восточных Карпат,  из соединений 24-го танкового корпуса 16 сентября была создана группа Пюхлера (Gruppe Püchler) в составе 1-й и 8-й танковых дивизий, 68, 75, 208-й и 357-й пехотных дивизий.  Командовал группой генерал пехоты Карл Пюхлер.  В район Глойсце дополнительно были переброшены  78-я, 359-я пехотная дивизия и 24-я танковая дивизия.  Они также были включены группу Пюхлера.

18 сентября 1, 8-я и 24-я танковые дивизии, насчитывавшие до 180 танков и штурмовых орудий, а также 78-я и 208-я пехотные дивизии нанесли контрудар из района Жмигруд-Новы по советским войскам 38-й армии в районе Ивли с целью захвата шоссе,  идущего на Дуклю.  23 сентября группа армий «Северная Украина» в Южной Польше была переименована в группу армий «А». Всю осень 1944 года на участке группы армий «А» было затишье.

В середине сентября командир 1-й танковой дивизии генерал-майор В. Маркс тяжело заболел и 18 сентября был отстранён от командования дивизией.  25 сентября исполняющим обязанности командира 1-й танковой дивизии стал полковник Эберхард Тунерт  (Eberhard Thunert)  28 сентября  в состав 1-й танковой дивизии был включен 1009-й моторизованный гренадерский батальон [Grenadier-Bataillon (motorisiert) 1009] из танковой дивизии «Татра».

Боевые действия 1-й танковой дивизии в Венгрии
в октябре-декабре 1944 года

В начале октября 1-я танковая дивизия была переброшена в Восточную Венгрию в район Дебрецена (Debrecen) и вошла в состав III танкового корпуса 6-й армии группы армий «Юг». Дивизия сдерживала наступление советской частей 6-й танковой армии южнее Дебрецена и Ньиредьхазы (Nyíregyhaza).

III танковый корпус до конца года сдерживал наступление советских войск к Будапешту (Budapest). На 13 октября в составе III танкового корпуса были 1, 13-я и 23-я танковые дивизии и боевая группа 22-й кавалерийской дивизии СС.

Боевые действия в районе Дебрецена с 6 по 29 октября 1944 года
Боевые действия в районе Дебрецена 6-29 октября 1944

22 октября полковник Эберхард Тунерт был назван по имени в сообщении вермахта (Wehrmachtsbericht):  «В большой танковой битве под Дебреценом тюрингско-гессенская 1-я танковая дивизия под командованием полковника Тунерта оказалась особенно успешной благодаря своему энергичному духу атаки и стойкому сопротивлению».

В ноябре 1-я танковая дивизия в составе LVII танкового корпуса 6-й армии участвовала в контрударе и оборонительных боях у Кечкемет (Kecskemet), Ясберень (Jaszbereny) и западнее Дьёндьёш  (Gyöngyös).  В конце ноября 1-я танковая дивизия была переброшена восточнее озера Балатон (Plattensee),  где держала оборону против войск 4-й гвардейской армии 3-го Украинского фронта.  В конце декабря дивизия была пополнена новыми танками и поступила в подчинение III танкового корпуса.

1945

1 января, в понедельник, началась немецкая наступательная операция «Конрад».  Её целью было деблокирование окружённой в Будапеште немецко-венгерской группировки.  Был лёгкий мороз, шёл лёгкий снегопад.  Ещё ночью, сразу после начала Нового года, 1-я танковая дивизия начала отвлекающую атаку севернее озера Балатон (Plattensee),  в 22 километрах западнее Секешфехервара (Szekesfehervar).  Наступление захлебнулось, танки 1-го танкового полка не смогли пробить советскую оборону.  Однако действия 1-й танковой дивизии отвлекли на себя внимание советской 4-й гвардейской армии.

1 января командиру 1-й танковой дивизии Эберхарду Тунерту (Eberhard Thunert) было присвоено звание генерал-майора.

Командир 1-й танковой дивизии
генерал-майор Эберхард Тунерт

Командир 1-й танковой дивизии генерал-майор Тунерт

Вечером 1 января из района восточнее Коморна в наступление перешли главные силы – IV танковый корпуса СС  (3-я танковая дивизия СС „Мертвая голова“,  5-я танковая дивизия СС „Викинг“ и 96-я пехотная дивизия).  Они 8 дней безуспешно пытались прорваться к Будапешту с северо-запада. Затем последовала операция «Конрад II», тоже неудачная.

18 января началась операция «Конрад III»  –  третья попытка прорваться к Будапешта. 1-й танковая дивизия перед наступлением была усилена 509-м тяжёлым танковым батальоном с "Королевскими Тиграми",  I-ым батальоном «Пантер» 24-го танкового полка,  303-й бригадой штурмовых орудий, 19-й минометной бригадой, ротой огнеметных танков и ротой „Тайфунов“.

Для участия в операции «Конрад III»  в составе IV-го танкового корпуса СС 6-й армии (AOK 6)  группы армий «Юг» (Hgr Süd)  были объединены четыре танковые дивизии:  1-я и 3-я танковые дивизии, 3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова», 5-я танковая дивизия СС «Викинг».

На левом фланге IV-го танкового корпуса СС располагалась 23-я танковая дивизия, которая входила в корпусную группу Брайта, сформированную из поредевшего III-го танкового корпуса, понесшего большие потери.

18 января в 5:00 часов утра при температуре воздуха  – 5° С и небольшом снегопаде дивизии IV-го танкового корпуса СС и 23-я танковая дивизия начали наступление на фронте между озером Балатон (Платтензее) и Шаркерестешем (Sárkeresztes). Наступление соединений корпуса развивалось подобно вееру.  Передовые части 1-й, 3-й танковых дивизий и танковых дивизий СС устремлялись на юг и юго-восток. Правый фланг ударной группировки IV танкового корпуса СС прикрывали специально назначенные для этого разведывательные батальоны  1-й, 3-й, 23-й танковых дивизий (Pz.A.A.1, Pz.A.A.3, Pz.A.A.23) и 25-й венгерской пехотной дивизии.

Части 5-й танковой дивизии СС «Викинг», которые наступали из района Чайяга (Csajag), к полудню сломили упорное сопротивление советских войск в окрестностях Балатонфёкайяра (Balatonfökajar) и прорвалась через канал Шарвиз (Sarviz-Kanal) чуть севернее Калоза (Káloz) и создала там плацдарм.  3-я танковая дивизия СС «Мертвая голова» наступала по обе стороны Берхиды (Berhida).

Боевая группа 1-й танковой дивизии прошла через минные поля в направлении Ёши (Ősi) и к полудню достигла канала Шарвиз юго-восточнее Шарсентмихая (Sárszentmihály),  где она образовала плацдарм.  Сразу были наведены понтонные мосты, по которым через канал быстро переправились танки.  Вторая боевая группа дивизии атаковала на восток в направлении Секешфехервара.  Проделав проходы в минных полях,  боевая группа начала штурм вокзала в Пальмайор (Palmajor).

На второй день наступления разведывательные батальоны,  наступающие в южном направлении и прикрывающие правый фланг ударной группировки,  вышли к каналу Шио (Sió), но не смогли создать ни одного плацдарма.  На три разведывательные батальона было 75 км линии фронта.  Разведывательный батальон 1-й танковой дивизии (Pz.A.A.1) захватил городок Шиофок (Siófok) на юго-восточном берегу Балатона.  Затем в 18 километрах на юго-восток был захвачен Мезёкомаром  (Mezökomarom).  Разведывательные батальоны 3-й и 23-й танковых дивизий закрепились на северо-восточном берегу канала Шио.

Основные силы 1-й танковой дивизии 19 января пробивали советскую оборону на фронте южнее Секешфехервара до озера Веленце (Velencei). К вечеру они смогли захватить только Динньеш (Dinnyés) на южном берегу Веленце.

20 января 1-я танковая дивизия вышла на подступы к Секешфехервару и перерезала дорогу, связывающую Секешфехервар с Шерегейешем  (Seregeiyes).  Эта дорога была очень важна для снабжения советских войск в Секешфехерваре,  вокруг которого была болотистая, труднопроходимая местность.  Части 1-й танковой дивизии в течение дня отразили несколько советских контратак.

Положение сторон между Балатоном и Будапештом 21 января 1945 года
Положение сторон между Балатоном и Будапештом 21 января 1945

21 января боевая группа 1-й танковой дивизии наступала на запад вдоль северного берега озера Веленце на посёлки Шукоро (Sukoro) и Надап (Nadap). Советские войска потеряли связь Секешфехервара (нем. - Stuhlweißenburg)  с окрестностями Будапешта.  Советская 4-я гвардейская армия была расколота надвое.  Основные силы 1-й танковой дивизии во второй половине дня производили перегруппировку, чтобы с юга атаковать Секешфехервар. 22 января к 16 часам 1-я танковая дивизия полностью заняла город Секешфехервар.

В ночь на 23 января 1-я танковая дивизия начала перегруппировку в северно-восточном направлении. 24 января передовой отряд дивизии под сильным снегопадом атаковал советские позиции с противотанковыми заграждениями у посёлка Паттенд (Pettend).

25 января 113-й панцергренадерский полк 1-й танковой дивизии  и  танковый батальон 3-й танковой дивизии СС под снегопадом вели бои близ Барачки (Baracska)  в 20 километрах юго-западнее Будапешта.  Советские войска контратаками выбили немецкие части из окраин Барачки и захватили все переправы через р. Вали.  1-й панцергренадерский полк 1-й танковой дивизии при поддержке батальона СС «Норге» в ходе тяжёлого боя захватил поселок Петтенд в четырёх километрах юго-западнее Барачки. Во время боя было подбито 17 советских танков.

Ночью 26 января боевые группы IV танкового корпуса СС прорвались до Валь (Val)  и северных окраин Вереба (Vereb). Затем панцергренадеры захватили Вереб и при помощи 10-ти танков отбили все советские контратаки.  Ночью частями 1-й танковой дивизии был ненадолго захвачен Пазманд (Pazmand), который был потерян после советской контратаки. Во время новой атаки южнее Пазманда было уничтожено два советских танка. 1-я танковая дивизия и дивизия СС «Мертвая голова» продвигались очень медленно, отражая фланговые контратаки войск 4-й гвардейской и 46-й армий.

27 января из района Барачки в направлении прямо на Секешфехервар неожиданно перешел в атаку 23-й советский танковый корпус (более 100 танков).  Он форсировал р. Вали, вошёл в прорыв,  захватил Петтенд и попытался выйти в тыл ударной группировке IV танкового корпуса СС.  Под угрозой окружения оказались 1-я танковая дивизия и дивизия СС «Мертвая голова».

Части 5-й танковой дивизии СС «Викинг» на короткое время остановили продвижение советских танков и при этом понесли большие потери.  Контратака с участием норвежского добровольческого панцергренадерского батальона «Норге» вернула Петтенд и контроль над дорогой Барачка – Секешфехервар.  При этом норвежский добровольческий батальон «Норге» был почти полностью уничтожен.

Вечером 27 января Гудериан передал приказ фюрера:  IV танковый корпус СС должен перейти в глухую оборону.  1-я танковая дивизия перебрасывалась из-под Секешфехервара на юг к 3-й танковой дивизии. 23-я танковая дивизия оставалась в районе Секешфехервара.

Операция «Конрад III» закончилась неудачей.  28 января части IV-го танкового корпуса СС начали отход в Баконский лес к северу от озера Балатон. 1 февраля командир 1-й танковой дивизии генерал-майор Эберхард Тунерт был награжден Рыцарским крестом Железного Креста. 5 февраля 1-я танковая дивизия вошла в состав III танкового корпуса 6-й армии группы армий «Юг».

17 февраля началась наступательная операция «Южный ветер», в котором 1-я танковая дивизия активного участия не принимала.  Командование армейской группы Балька создало в районе Секешфехервара из 1-й и 3-й танковых дивизий мобильный резерв для защиты этого важного города.

Боевые действия 1-й танковой дивизии в операции
«Весеннее пробуждение» (Frühlingserwachen)

Во время операции «Весеннее пробуждение» (Frühlingserwachen)  1-я танковая дивизия входила в состав III танкового корпуса (генерал танковых войск Брейт)  6-й армии  (армейская группа Балька – генерал танковых войск Бальк) группы армий «Юг» (генерал пехоты Вёлер).  В 1-й танковой дивизии было около 16 000 человек.

Главной ударной силой операции «Весеннее пробуждение» была 6-я танковая армия СС (пять танковых дивизий,  две кавалерийские,  пять пехотных дивизий и одна бригада).  На ее левом,  северном фланге располагался III танковый корпус  (1-я и 3-я танковые дивизии, 356-я пехотная дивизия).

Операция «Весеннее пробуждение» началась рано утром 6 марта под снегопадом.  III танковый корпус,  как и 6-я танковая армия СС и 2-й танковая армия,  начал наступление в 4 часа утра.  1-я танковая и 356-я пехотная дивизии наступали на Шерегейеш  (Seregeiyes). Подразделения 1-й танковой дивизии с трудом приблизились к северным окраинам города.  3-я танковая дивизия находилась в резерве.

После ожесточенных боев 8 марта части III танкового корпуса захватили Шерегейеш, а затем продвинулись вперед всего на два километра.  9 марта 1-й танковой дивизии удалось развить наступление и во второй половине дня захватить мост через канал Шарвиз (Sarviz) у Шерегейеша. Части 3-й танковой дивизии начали формирование плацдарма на берегу канала.

10 марта 1-я танковая дивизия захватила на южном берегу озера Веленце населенные пункты Динньеш (Dinnyés) и Гардонь (Gárdony).  Части 3-й танковой и 356-й пехотной дивизий незначительно продвинулись вперед по обе стороны от Шерегейеша.  11 марта III танковый корпус осуществлял фронтальное наступление между Шерегейешем и Гародонью.  В его состав дополнительно была передана 6-я танковая дивизия.  1-я танковая дивизия захватила поселок Чириб.

11-13 марта температура воздуха повысилась до +4-6°С.  Началась оттепель,  которая привела к заболачиванию местности и непроходимым дорогам.  Периодически шел дождь с мокрым снегом.  Неукрепленные дороги и открытая местность стали непроходимы даже для гусеничного транспорта. Немецкое наступление фактически остановилось.

12 марта II танковый корпус СС с большими потерями взял Абу (Aba).  С каждым днём нарастало сопротивление советских войск.  Поэтому 9-я танковая дивизия СС «Гогенштауфен» под Шарошдом постепенно перешла к обороне.  Советское командование концентрировало резервы на обоих берегах Дуная.  III танковый корпус тремя танковыми дивизиями продвинулся в направлении посёлка Саболч (Szabolcs) всего на 2 км и продолжал вести оборонительные бои близ Шерегейеша.  Части 1-й танковой дивизии захватили ряд высот южнее Гардони. При этом приданный дивизии 509-й тяжёлый танковый батальон уничтожил 20 советских САУ.

13 марта III танковый корпус произвёл перегруппировку и сосредоточил ударные боевые группы 3-й и 6-й танковых дивизий северо-западнее Саболча,  где держала оборону 163-я советская стрелковая дивизия 27-й армии. Наступление немецких войск остановилось и на этом участке фронта. 1-я танковая дивизия отражала советские контратаки, которые поддерживала тяжелая артиллерия.

15 марта войска III танкового корпуса весь день безрезультатно штурмовали высоты северо-восточнее Шерегейеша,  на которых располагалось большое количество советской противотанковой артиллерии и несколько врытых по башню танков.  При этом было потеряно пять немецких танков и подбит один советский танк.

Из-за труднопроходимой заболоченной местности и сильного сопротивления советских войск немецкое наступление с самого начала развивалось очень медленно.  II танковый корпус СС и III танковый корпус далее не могли развивать наступление и перешли в жесткую оборону. Операция «Весеннее пробуждение» провалилась полностью.  Обстановка между Балатоном и Дунаем изменилась в пользу советских войск.  За десять дней тяжелых наступательных боев немецкая группировка продвинулась всего на 15-30 километров.  16 марта советские войска начали Венскую наступательную операцию.

Положение сторон в районе Ьалатона 20 марта 1945 года
Положение сторон в районе Ьалатона 20 марта 1945

Боевые действия 1-й танковой дивизии на завершающем этапе войны

После провала операции «Весеннее пробуждение» 1-я танковая дивизия прикрывала отход соединений 6-й армии на запад.  26 марта дивизия вернулась в состав IV танкового корпуса СС 6-й армии группы армий «Юг» (Hgr Süd).  Остатки 1-й танковой дивизии смогли вырваться из котла в районе Йенё (Jenö) между Секешфехерваром (Штульвейсенбургом) и озером Балатон (Платензее).

В начале апреля 1-я танковая дивизия,  сократившаяся до боевой группы,  отошла на австрийскую границу в Бургенланд (Burgenland),  а затем сражалась на юго-востоке Австрии в районе Хартберга (Hartberg) в Штирии (Steiermark).

1 мая командиру 1-й танковой дивизии Эберхарду Тунерту было присвоено звание генерал-лейтенант.  Вскоре после капитуляции вермахта он попал в плен к американцам.  На свободу Тунерт был выпущен в августе 1947 года.

В начале мая остатки 1-й танковой дивизии в составе IV танкового корпуса СС 6-й армии вошли в состав группы армий «Остмарк» (Ostmark).  В последние дни войны, стараясь избежать советского плена, остатки 1-й танковой дивизии отправились через Леобен (Leoben) на запад в район к югу от Линца (Linz), где в Альпийской провинции сдались американским войскам.

Командиры 1-й танковой дивизии (Divisionskommandeure)

Генерал-лейтенант Максимилиан фон Вейхс
(Maximilian Maria Joseph Reichsfreiherr von Weichs zu Glon) – 1 октября 1935 – 30 сентября 1937

генерал-майор, генерал-лейтенант Рудольф Шмидт (Rudolf Schmidt) – 1 октября 1937 – 17 ноября 1939

генерал-майор, генерал-лейтенант Фридрих Кирхнер (Friedrich Kirchner) – 17 ноября 1939 – 16 июля 1941
(ранен)

генерал-майор, генерал-лейтенант Вальтер Крюгер (Walter Krüger) – 17 июля 1941 – 31 декабря 1943

генерал-майор Рихард Колль (Richard Koll) – 1 января – 19 февраля 1944

полковник, генерал-майор Вернер Маркс (Werner Marcks) – 19 февраля – 18 сентября 1944 (болен)

полковник, генерал-майор Эберхард Тунерт (Eberhard Thunert) – 25 сентября 1944 – 9 мая 1945

Литература:

Хаупт Вернер. Сражения группы армий «Центр». — М.: «Эксмо», 2006.

Хаупт Вернер. Сражения группы армий «Юг». Взгляд офицера вермахта. – М.: Яуза, Эксмо, 2006.

Журнал боевых действий 1-й танковой дивизии за 12 октября 1941 г. – NARA. Т315. R26. F.389

Rolf O.G. Stoves. Deutsche Panzer-Divisionen im Bild. Die 1. Panzer-Division 1939 – 1945. Podzun, Dorheim 1975.

Rolf O.G. Stoves. Die gepanzerten und motorisierten deutschen Großverbände 1935—1945: Divisionen und selbstständige Brigaden. Dörfler, 2003.

Horst Riebenstahl. Die 1. Panzer-Division im Bild. Weg und Schicksal der 1. Panzer-Division, Podzun-Pallas-Verlag, Friedberg 1986.

Francois de Lannoy, Josef Charita, Panzertruppen: Les Troupes Blindees Allemandes German Armored Troops 1935-1945, Heimdal, 2001.

Samuel W. Mitcham, The Panzer Legions: A Guide to the German Army Tank Divisions of World War II and Their Commanders, Greenwood Publishing Group, 2001.

Вверх 1 тд 2 тд 3 тд 4 тд 5 тд 6 тд 7 тд 8 тд 9 тд 10 тд 11 тд 12 тд 13 тд 14 тд 15 тд 16 тд 17 тд 18 тд 19 тд 20 тд 21 тд 22 тд 23 тд 24 тд 25 тд 26 тд 27 тд 45 тд "Клаузевиц" 116 тд "Виндхунд" 130 Учебная тд 155 тд 155 резервная тд 178 тд 179 тд 179 резервная тд 232 тд "Татра" 233 тд 233 резервная тд 273 резервная тд "Фельдхеррнхалле" "Фельдхеррнхалле-2" тд "Берген" тд "Гольштейн" тд "Кемпф" тд "Курмарк" тд "Мюнхеберг" тд "Норвегия" тд "Силезия" тд "Ютербог"